Бабич: Белоруссия получает ежегодно $4−4,5 млрд российской «поддержки»

Модель сырьевого спонсирования Белоруссии себя исчерпала

Бабич: Белоруссия получает ежегодно $4−4,5 млрд российской «поддержки»Уровень консолидированной поддержки Белоруссии сейчас составляет $4−4,5 млрд ежегодно и «новый пакет, предусматривающий потенциальное снижение цены на газ до уровня Смоленска, компенсацию по налоговому маневру, равным условиям поддержки промышленности и прочее, может составить еще порядка $3−4 млрд». Об этом в интервью ТАСС заявил посол России в Белоруссии Михаил Бабич.

Характеризуя интеграцию России и Белоруссии, Бабич отметил: «За 20 лет пройден огромный путь, который за постсоветскую историю не удавалось пройти никому. В рамках союзного договора 1999 года сделано главное — заложен фундамент для дальнейшего развития экономических взаимоотношений, которые сегодня пронизывают практически все отрасли экономики, которые по крайней мере представлены в Белоруссии».

Союзное государство позволяет Белоруссии и России осуществлять глубокую промышленную и агропромышленную кооперацию, создавать единое экономическое пространство. Он отметил: «Важнейшее достижение интеграции — это огромный российский рынок, который сегодня предоставлен для промышленности и сельского хозяйства Белоруссии».

«Мы впервые совместно с коллегами из правительства России, а затем и с белорусскими партнерами сформировали так называемый перечень вопросов в двусторонних отношениях — кто-то называет его еще Белой книгой, — в котором систематизировали все наши нерешенные вопросы, и в согласованном порядке приступили к их решению», – сказал Бабич.

«Если говорить о проблемах, то я бы сегодня даже говорил не об экономической составляющей, а больше психологической. Действительно, накопился какой-то элемент взаимного недоверия, когда эти психологические разногласия мешают решать конкретные экономические задачи. Сегодня необходимо сделать все, чтобы эти противоречия снять и дальше активно развивать уникальный интеграционный формат», – добавил он.

Посол России признал, что часто звучат взаимные упреки о некоей экономической дискриминации в отношении разных групп товаров и производств и «как аргумент постоянно используется тезис о создании равных условий хозяйствования». В данной связи он отметил: «Равные условия хозяйствования кого с кем? Смоленска с белорусскими регионами? Но Россия — это не только Смоленск, а и Урал, Сибирь, Дальний Восток, девять часовых поясов, 143 млн человек, часть из которых живут в условиях Крайнего Севера, труднодоступной местности, условиях вечной мерзлоты. Если говорить о равных условиях хозяйствования, то надо посмотреть на всю экономическую модель и ту нагрузку, которую несет бюджет Российской Федерации».

«Когда идет разговор о том, что цена на газ в Белоруссии должна быть как в Смоленске, надо понимать, что в России работает сложная модель перекрестного субсидирования, в которой участвуют разные субъекты промышленности, экономики, хозяйствования, находящиеся в разных географических зонах. И вот эта перекрестная модель в рамках российского законодательства формирует цену в Смоленске $70. Но это не значит, что такова ее себестоимость. Разве наши коллеги этого не знают? Наверное, знают, но почему-то не хотят учитывать при подготовке своих предложений», – отметил посол России.

Он напомнил, что в РФ работает 32 только крупных нефтеперерабатывающих завода и для их модернизации, так как административные меры себя исчерпали, поэтому был предпринят «налоговый манёвр» с перераспределением налоговой нагрузки на добычу нефти (НДПИ) с нефтепереработки. По мнению российского дипломата, эту модель с »отрицательным акцизом» нельзя автоматически применить в отношении Белоруссии из-за разных правовых конструкций – налоговых, таможенных, тарифных, акцизных и иных.

«На каком-то этапе ресурс поддержки Белоруссии, который существовал в сырьевых формах дотаций, себя исчерпал. Нужны внятные правовые механизмы, которые позволят применить законодательство одной страны для развития экономики и социальной сферы другой страны в рамках Союзного государства, – констатировал Бабич. – То же самое можно сказать и по предыдущему вопросу по цене на газ».

По его мнению, «и белорусским партнерам надо двигаться в сторону принятия решений по выравниванию условий хозяйствования». В качестве примера он привёл заниженные правительством Белоруссии акцизы на табак (в четыре раза ниже, чем в РФ), что стимулирует сбыт избыточного объема производства сигарет в Россию и в итоге «российский бюджет недополучает миллионы долларов».

«Аналогичные вопросы есть и по потерям российского бюджета от так называемого лжетранзита через территорию РФ различных товаров, занижение стоимости НДС уполномоченными таможенными операторами в РБ и другие схемы, от которых страдает общий союзный рынок, – добавил он. – И здесь вопрос не в том, чтобы погрязнуть во взаимных упреках, а важно понять, что без формирования единой таможенной, налоговой, денежно-кредитной политики успешно развивать союзную экономику и конкурировать на рынках третьих стран вряд ли получится».

Бабич обратил вникание: «Подписанный в 1999 году союзный договор предусматривал как раз единую налоговую, таможенную, денежно-кредитную, акцизную, экономическую политику. Реализовали мы эти положения? В какой-то незначительной степени. Российская Федерация перед своими белорусскими партнерами на текущий момент выполняет свои обязательства в полном объеме. Закрыты все вопросы по так называемой перетаможке, рефинансированию кредитов, выделению шестого транша кредита Евразийского фонда стабилизации и развития, выплате утилизационного сбора предприятиям белорусской промышленности. В том числе поставок в согласованных объемах беспошлинных нефти и газа. Последовательно, как уже говорили, открываем российский рынок практически для всех групп товаров».

«А вот стоимость газа после 2020 года, компенсация налогового маневра — мы это только обсуждали. Но никто об этом еще не договорился. Это новый экономический пакет, – акцентировал внимание посол РФ. – И если сегодняшний уровень консолидированной поддержки Российской Федерацией экономики Республики Беларусь составляет $4−4,5 млрд ежегодно, то этот новый пакет, предусматривающий потенциальное снижение цены на газ до уровня Смоленска, компенсацию по налоговому маневру, равным условиям поддержки промышленности и прочее, может составить еще порядка $3−4 млрд. В этой ситуации оказывать поддержку по каким-то понятийным сырьевым моделям просто невозможно. Это будет в рамках действующего правового поля весьма сомнительно и экономически необоснованно».

По мнению посла России, должен быть совместный план реализации двусторонних договорённостей, нужна инвентаризация договора о Союзном государстве и определение приоритетов интеграции, к развитию которой российское руководство стремится. Он напомнил, что Россия и Белоруссия одновременно находятся в двух экономических форматах – Союзного государства и ЕАЭС. При этом в ЕАЭС предусмотрен переход на единые рынки газа, нефти и нефтепродуктов в 2025 году.

«Наши партнеры по ЕАЭС согласились с тем, что равные условия хозяйствования — это не единая цена на нефть и газ в любой точке ЕАЭС. Это доступ к равной базовой цене плюс логистика, транспортировка, которые являются индивидуальными для каждого потребителя. С этим согласились все наши партнеры по ЕАЭС, кроме Республики Беларусь. Надо определиться, в какой модели мы развиваемся: либо по правилам Союзного государства, либо по правилам ЕАЭС», – обратил внимание российский дипломат.

По его мнению, то, что официальный Минск при требовании от России «компенсации» за изменение российского налогового законодательства апеллирует именно к евразийским соглашениям, говоря об их неисполнении Россией – «это игра слов, вырванные из контекста моменты, которые не имеют ничего общего к той экономической моделью, которая формируется».

Говоря о взаимной торговле, Бабич развеял некоторые иллюзии белорусского госагитпропа: «Мы хотели, чтобы наши белорусские партнеры внимательно посмотрели и дали объективную оценку ситуации. На сегодняшний день у нас товарооборот за десять месяцев составил почти $30 млрд. Из них — более $18 млрд российский экспорт и около $11 млрд — импорт в Россию. Из этих $18 млрд нашего экспорта почти $10 млрд — топливно-энергетическое ресурсы. Если их исключить из этой суммы, то остается около $9 млрд экспорта из 140-миллионной России в Белоруссию с населением 9,5 млн. И $10 млрд — импорт из Белоруссии в Россию. Таким образом, не просто нет дисбаланса, а есть отрицательное сальдо для российских производителей».

«Мало того, если из этой суммы исключить еще около $300 млн формального экспорта, а на самом деле средства российского кредита, которые идут на строительство Белорусской АЭС, то это сальдо не в пользу России еще больше увеличивается. Тогда о какой дискриминации и дисбалансе идет речь? Не говоря уже о том, что значительная часть так называемого российского экспорта либо перерабатывается на белорусских НПЗ и далее экспортируется в третьи страны, принося стране налоги и валютную выручку, или является частью комплектации для производства других экспортных товаров из РБ», – добавил он.

Посол России указал на дезинформацию, распространяемую МИД Белоруссии (даже на уровне Совмина Союзного государства) об ограничительных мерах Россельхознадлзора в отношении предприятий белорусского пищепрома, задавшись вопросом: «Это случайность, некомпетентность или кому-то очень сильно не хочется, чтобы наше Союзное государство эффективно развивалось, в том числе в экономическом плане?».

Парируя заявленный 14 декабря Лукашенко тезис о том, что «МЗКТ – российское предприятие» (на самом деле оно полностью в госсбственности РБ), Бабич обратил внимание на несостоятельность утверждений о дискриминации белорусских компаний в доступе к российским госзакупкам. «Малейший сбой в системе снабжения, производства продукции военного назначения может повлечь за собой глобальные последствия, – сообщил посол. – Например, 90% продукции Минского завода колесных тягачей поставляется в Россию для постановки на нее наших тактических, стратегических ракет. Сегодня белорусская власть, наши военные представители контролируют этот процесс. А если завтра что-то поменялось и весь наш ракетный комплекс остался без колесной базы? Это недопустимо. И здесь надо спокойно, по-партнерски определиться по судьбе каждого предприятия, исходя прежде всего из интересов безопасности наших народов».

Заявленные правительством Белоруссии пять «пилотных» интеграционных проектов с Россией в промышленной сфере, на которые в своё время наложил вето Лукашенко, уже не актуальны: «Но ни один проект не состоялся. За эти четыре года российский Минпромторг вместе с военно-промышленным комплексом проделали большую работу. Сегодня «КамАЗ» развивается совершенно по-другому, «ЕвроХим» и ряд других предприятий, которые предполагалось интегрировать с белорусскими партнерами, нашли для себя новые экономические и технологические решения».

Россия не отказывается от поддержки Белоруссии и в финансовых вопросах: «Мы дали официальный ответ нашим партнерам. Речь идет примерно о $630 млн на рефинансирование госдолга. Все согласовано, как только наступит срок платежа, кредит, который должен будет погашаться в 2019 году, будет рефинансирован. Также мы согласовали подходы по шестому траншу кредита Евразийского фонда стабилизации и развития на $200 млн. Вопросов никаких нет».

Москва и Минск заняты также совместной деятельности по «противодействию фальсификации истории», сообщил Бабич.

В свете грядущего 20-летия подписания Договора о создании Союзного государства российский дипломат отметил: «Хотелось бы, чтобы мы перезагрузили работу в рамках этого документа, наполнив его новым смыслом и современным содержанием. Сегодня имеют место и определенные перегибы, необходимо избавиться от разного рода манипуляций общественным мнением. Ведь никто никого не поглощает, никто никого через колено не ломает. К тому же есть соответствующие примеры. Евросоюз объединился, и никто суверенитет не потерял. В ЕС нашли форму как минимум экономической интеграции, хотя они и политические вопросы решают совместно и консолидированно»

Ответил Бабич и на обвинения Лукашенко в адрес России, якобы претендующей на поглощение постсоветской республики, списав эпатаж белорусского политика на эмоции.

«Если мы сегодня считаем, что формат Союзного государства нашим народам нужен, давайте сядем и разберемся, что нужно сделать для движения вперед, – сказал Бабич. – Если мы считаем, что эта модель в какой-то степени себя исчерпала и ее надо законсервировать, переключившись на ЕАЭС или другие форматы, давайте сделаем это. Только по-честному договоримся, что мы строим, и далее будем соответствовать этим правилам. Но как заметил Александр Лукашенко, нашу духовную связь разорвать невозможно, мы все равно самые близкие друзья и партнеры и найдем выход из любой самой сложной ситуации. Все инсинуации отложим пока и посмотрим, какие решения будут приняты президентами».

Напомним, что на 25 декабря запланированы переговоры Владимира Путина с Александром Лукашенко в Кремле. Отметим, что комментируя перспективу теснейшей интеграции России  и Белоруссии вплоть до создания единого государства с общей валютой и президентством  Путина после 2024 года, 17 декабря пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил: «В такой формулировке эта тема не стоит на повестке дня. Она не обсуждалась. Об этом не идет никаких разговоров».

источник


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.