ЦБ: Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики 2019-2021 год

ЦБ гособлигаций США

Центробанк России опубликовал на своем сайте доклад «Основные направления единой государственной кредитно-денежной политики на 2019 год и период 2020 и 2021 годов». Этот большой документ содержит 129 страниц текста, цифр, схем, диаграмм и прочих убедительных атрибутов на совесть выполненной работы. И мы, наверное, не будем пытаться это оспорить, тем более что полный разбор документа потребует месяцев кропотливой работы, да и интересен он будет, вероятно, только очень узкому кругу специалистов.

Но некоторые положения доклада интересны и сами по себе. В частности, там просчитан эффект от недавно состоявшейся пенсионной реформы, а также от реализации некоторых положений майского «суперуказа» президента Путина. И эти оценки довольно интересны уже самому широкому кругу читателей: в конце концов, имеем же мы право знать, ради чего нам повысили пенсионный возраст, и как скоро это повышение скажется на будущем наших детей?

Согласно оценке ЦБ, пенсионная реформа станет единственным прогнозируемым фактором дополнительного ускорения экономического роста, который начнет работать достаточно скоро с какой-то расчетной эффективностью. Правда, эффективность эта невелика: всего 0,1 в следующем году и примерно 0,2-0,3 процентных пункта в 2020 и 2021 годах. То есть при существующем экономическом росте в 1,6% (с прогнозом по итогам года до 2%, и это максимум), в следующем году мы получим максимум 2% плюс упомянутая прибавка от пенсионной реформы, то есть 0,1%. Итого, при самом оптимистичном раскладе, 2,1% процента.

Причин для более высокого роста, по мнению ЦБ, просто не существует: занятость в стране «полная» (это оценка ЦБ), загрузка производственных мощностей близка к историческим максимумам, а задействовать пока свободные производственные мощности почти невозможно: они, по мнению ЦБ, сильно устарели и испытывают нехватку работников. Инвестиционного бума, который мог бы исправить ситуацию, пока как-то не просматривается…

Хотя насчет последнего все должно быть ровно наоборот: в майском указе Владимира Путина приведены направления, в которые потоком пойдут государственные инвестиции, а правительство во исполнение указа разработало пакет мер, который должен простимулировать рост ВВП, заставив его расти темпами, опережающими мировые. И одним из следствий реализации этого пакета должен стать значительный рост инвестиций. До 2024 года в экономику запланировано вливание 8 триллионов рублей, и это, конечно, серьезная цифра.

Но, кажется, что-то пошло не так. В очередной раз. И это, вероятно, самая интересная особенность доклада ЦБ: увы, оценки регулятора расходятся с картинкой, которую привычно рисует нам глава Минэкономразвития Максим Орешкин. Хотя надо отдать и ему должное: господин Орешкин, кажется, понимает, что его экономический гений весьма ограничен, и уже сейчас спешит постелить соломки там, где вероятнее всего может упасть. В частности, он уже не считает национальные проекты некой незыблемой величиной и ставит их реализацию в зависимость от различных факторов.

Если инструмент неправильно сформировать в самом начале, то можно, выполнив все элементы национального проекта, национальных целей не достигнуть. В целом национальные проекты — это живые документы. То, что принимается сейчас, будет со временем меняться, потому что отдельные инструменты национальных проектов будут эффективны, они будут усиливаться.

Вот как! Владимир Владимирович думает, что национальные проекты будут в массе своей эффективны, иначе бы вряд ли затевал такие глобальные программы вроде «майского указа». Но Максим Орешкин считает немного иначе: он заранее считает, что эффективными окажутся только отдельные инструменты нацпроектов, и великодушно соглашается эти инструменты поддержать и усилить. Что ж, похвальная дерзость. Только пока не совсем ясно, успели ли её оценить в Кремле – цитата ведь совсем свежая…

В принципе, ЦБ не считает меры, предложенные правительством в рамках реализации «майского указа», однозначно провальными или бесполезными. Его оценка осторожнее: по мнению экспертов ЦБ, на реализацию предлагаемых правительством мер уйдет слишком много времени, и отдача от них появится не раньше 2021 года, а большая часть позитивных изменений ожидается и вовсе «за рамками прогнозного периода». Формулировка на самом деле интересная – если на реализацию «майского указа» отведен весьма сжатый срок, до 2024 года включительно, то вычеркивание двух лет сродни приговору. А отказ заглядывать «за рамки прогнозного периода» больше похож на нежелание озвучивать неприятную информацию, которая может повредить нашей драгоценной стабильности.

Но не спешите кидаться камнями в правительство и хвалить Центробанк. Увы, но его выводы уже поставлены под сомнение многими экспертами. В частности, они отмечают, что примерно одна треть пенсионеров и сейчас работает. Кроме того, для многих предприятий возрастные сотрудники могут оказаться довольно серьезным обременением, особенно в свете принимаемых законов по защите работников предпенсионного возраста. Ну и производительность труда сотрудников шестидесяти и более лет наверняка окажется ниже средней по промышленности, особенно в обрабатывающих отраслях, строительстве, сельском хозяйстве и т.п.

Поэтому всякий бюрократический пинг-понг между правительством и ЦБ следует воспринимать с некоторой осторожностью. А на вопрос, кто же из них лучше справляется со своей работой, часто можно ответить: «Оба хуже».

Но как приятно все-таки, что украденные у людей пенсионные деньги пойдут на благое дело и простимулируют экономический рост в стране! А ведь могли бы ещё несколько роскошных офисов для Пенсионного фонда отгрохать и на этом успокоиться. Или сразу яхт-рекордсменов понастроить…

источник

Читайте также на Информационном портале РФ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.