Дебош за госсчет: во что нам обходится профессиональный спорт

Мыльный пузырь российского футбола. Часть II
Выходка двух футболистов подняла старый вопрос: кто и за что платит им зарплаты. Павел Мамаев выступает за «Краснодар», владелец которого – создатель сети «Магнит» Сергей Галицкий, а титульный спонсор – принадлежащая ему же кондитерская компания Constell Group. К нему вопросов у налогоплательщиков нет. А вот Александр Кокорин играет за петербургский «Зенит», владельцем и титульным спонсором которого является «Газпром». Значит, Кокорин получает существенную часть своего заработка фактически из средств государства. Михаил Мельников разбирается, как финансируется отечественный спорт и откуда берутся многомиллионные контракты.

Бюджет и корпорации

Вице-премьер Ольга Голодец в мае 2018 года заявила, что государственные расходы на спорт в России – около 500 млрд руб. в год (более 0,5% ВВП), причем на спорт высоких достижений идет лишь одна двадцатая этой суммы – 25 миллиардов рублей. Остальное — на массовый спорт: спортшколы, спартакиады, массовые мероприятия.

Кажется, что эти цифры не очень сходятся с реальностью. Ведь один только 27-летний Александр Кокорин получает 2,5 миллиона евро в год, по текущему курсу — больше 190 миллионов рублей. А общие расходы клуба «Зенит», в котором все еще числится форвард, по оценкам специалистов, составляют примерно 180 миллионов долларов, то есть почти 12 миллиардов рублей в год — половина названной Голодец суммы.

Есть, правда, два больших «но».

Во-первых, расходы на «Зенит» не входят в ту сумму. Клуб спонсируется не из бюджета, он принадлежит компании «Газпром», 50,23% которой контролируются Российской Федерацией. То есть государство платит половину зарплаты Кокорина и других долларовых мультимиллионеров в бутсах, но не из бюджетов, а из своей части прибыли в коммерческом предприятии.

Во-вторых, «Зенит» не только тратит, но и зарабатывает деньги. Убыток клуба за 2017 год составил 231,4 млн рублей, это худший показатель за три года. Согласитесь, по сравнению с общим оборотом цифра выглядит не слишком значительной.

И все же государство потеряло на этом проекте 116 миллионов, а на самом деле, я полагаю, существенно больше (об этом ниже).

А ведь это один только футбольный «Зенит». Есть еще масса профессиональных клубов, а также другие виды спорта, в том числе хоккей с его умопомрачительными зарплатами звезд. Спасибо Илье Ковальчуку, который наконец покинул принадлежащий «Газпром экспорту» (а значит, наполовину государству) СКА, в котором зарабатывал порядка 400 миллионов рублей в год, и Микко Коскинену, освободившему еще 170 миллионов. Но с нами остались Павел Дацюк, Андрей Марков, Илья Сорокин, Максим Шалунов и другие люди на коньках, получающие более 2 миллионов долларов в год, из которых налогами бюджет получает лишь 13% НДФЛ.

То есть проблема все-таки существует. Основные расходы на спорт государство несет не через бюджеты, а через как бы принадлежащие ему крупные компании.

Расходы и доходы

Но компании эти демонстрируют удивительную независимость от своих владельцев.

«Госкомпаниям запретят спонсировать иностранные спортклубы», – заголовок апреля 2014 года;»Госкомпаниям запретят тратить миллионы на зарубежный спорт», — заголовок февраля 2016 года;

«Газпром» заключил генеральный спонсорский контракт с немецким «Шальке 04», – заголовок июня 2017 года;

«Газпром экспорт стал титульным спонсором «Аустрии», — заголовок августа 2018.

Да, спонсорство – это коммерция, это продвижение бренда, это, в конце концов, «мягкая сила», но факт в том, что российские деньги в сложных условиях противостояния с Западом тратятся, скажем так, не слишком патриотично и целесообразно.Но вернемся к нашему российскому футболу. На государственном обеспечении находится примерно половина клубов, выступающих в премьер-лиге. Чемпион «Локомотив» – РЖД во всей их красе. Генеральный спонсор частного ЦСКА – государственные «Россети». Про «Зенит» уже говорил. «Уфа» просто принадлежит Башкирии и кормится из регионального инвестиционного фонда, «Ахмат» – из чеченского благотворительного, «Динамо» – это ВТБ, «Урал» и «Енисей» получают часть средств из региональных бюджетов… Объем государственных денег в премьер-лиге можно грубо оценить примерно в 25 миллиардов рублей. Ежегодно.

К клубам ФНЛ (второй по значимости футбольной лиге России) корпорации особого интереса не проявляют – их матчи не появляются на центральных телеканалах. В ФНЛ 20 команд, но лишь 4 из них обходятся без финансирования из местных бюджетов. Это дубли «Спартака», «Краснодара», «Зенита», а также петербургское «Динамо». Бюджеты клубов колеблются в диапазоне 120-700 миллионов рублей, долю регионов в них можно оценить примерно в 50%, остальное — на добровольно-принудительных началах дает бизнес. Зачастую, кстати, тоже с государственным участием. Округляя в меньшую сторону, получим 3 миллиарда государственных рублей в год.А ведь есть и следующий дивизион, уже практически полностью находящийся на бюджетном обеспечении.

Есть хоккей с грандами СКА («Газпром»), ЦСКА («Роснефть»), невероятным «Автомобилистом» (Свердловская область) и клубами помельче, которые объединяет одно – доля государства там обязательно найдется.

Чемпионат России по баскетболу так и называется – Единая лига ВТБ. Государственный на 60,9% банк вкладывает немалые средства в организацию соревнований, региональные бюджеты участвуют в оплате труда спортсменов.

Еще одна серьезная статья расходов – содержание стадионов, особенно тех, которые были построены к ЧМ и в большинстве своем находятся в собственности регионов или компаний с госучастием. Средняя стоимость такого содержания – 200 миллионов рублей в год на каждый стадион. Да, он дает и прибыль за счет проведения мероприятий, вот только не так много у нас событий, способных реально собрать целый стадион.

Доходов по другим статьям тоже не слишком много. В УЕФА считают, что от продажи телеправ российские клубы получают 8% дохода, от билетов – 3%, от спонсоров – 89%. То есть зарабатывать наши клубы могут только на продаже игроков, а это бизнес нестабильный и мутный.

Доходы хоккейных команд еще более сомнительны, в других видах спорта дохода почти нет. Упомянутая выше неплохая бухгалтерия питерского «Зенита» все же притянута за уши к международному «финансовому fair play», запрещающему клубу иметь слишком большие расходы. Можно не сомневаться, что в реальности потери сине-голубых заметно выше.

Но если корпорации могут позволить себе играть в эти игры, то руководители регионов, как правило, не рады подобной нагрузке. Многие регионы с удовольствием отказались бы от профессионального спорта, но существует давление сверху – людям нужны зрелища.

Добавим к этому неадекватные расходы на премирование спортсменов — скажем, хоккеистов по итогам чемпионатов мира (третьестепенное соревнование, уступающее по уровню участников и ведущим лигам, и Кубкам мира, и Олимпиадам с участием НХЛовцев). Большинство других сборных играют на этом соревновании фактически бесплатно – за страховку, суточные и небольшую премию от федерации в случае успеха.

Если без бюджетных

Что же будет, если государство выйдет из игры? Запретит регионам и своим компаниям оплачивать досуг «хулиганов в бутсах»? Рухнет ли российский спорт?

Хоккей – да. Останется 6-8 команд высокого уровня, которые будут принадлежать гигантам типа «Лукойла» и «Норильского никеля». А вот футбол и баскетбол, где технические расходы намного ниже, вполне себе выживут, хотя, конечно, их конкурентоспособность на европейском уровне снизится.

А вот сборные, особенно футбольная, как ни странно, станут сильнее – топовые игроки перестанут вариться в собственном соку, где российский паспорт фактически обеспечивает место в составе, и научатся бороться за существование в трех-четырех лучших клубах России и в зарубежных командах.

Потеряет ли что-то зритель? Не факт. Да, уровень команд снизится, но многим интереснее болеть за парней из соседнего двора (так в свое время московское «Торпедо» получило исключительно верную торсиду в районе завода ЗИЛ), чем за гуляющих по клубам иностранцев.

Скажем, в США сама идея государственного финансирования хоккейного или баскетбольного клуба вызвала бы немалое удивление. Местные власти могут помогать с аренами, давать льготные ставки аренды и предоставлять другую помощь, но это очень небольшая часть общих бюджетов профессиональных команд. В то же время финансирование детского спорта там находится на весьма пристойном уровне, а осуществляется чаще всего как раз за счет муниципальных средств. Телега не ставится впереди лошади.

У нас же зарплата тренеров за пределами московского и питерского регионов – слезы. Один только господин Кокорин за счет «государственной» части своего дохода мог бы содержать 2 тысячи футбольных тренеров с неплохой для регионов зарплатой 50 тысяч рублей. Глядишь, и сборная бы сильнее стала.

Михаил Мельников


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.