Информационный портал РФ

Двойное дно кино

Двойное дно киноЧто наивные люди ждали от «года кино»? Прорывных проектов, свежих идей, ответственного подхода… Но в ответ получали «Детей против волшебников», «Тайну снежной королевы» и «Взломать блоггеров». При этом подчеркнём, что Фонд кино с 2015 года не вывешивает никаких отчётов о собственной работе и, тем более, своих расходах. Поэтому за господ-чиновников отчёт (в том числе, и финансовый) подготовил Константин Разумов. Читайте, наслаждайтесь.

Ушедший 2016-й год, как ни забавно это вспоминать, был наречён “Годом российского кино”. И хотя мало кто выдерживает даже полтора часа этого самого российского кино — не то, что уж год, — всё же пора подвести некоторые итоги.

Начнём издалека. Напомним, что “Золотой век” отечественного кино пришёлся на 60-70-е. В год продавалась свыше 4,5 млрд. билетов в более чем 50 тыс. кинотеатров по всей необъятной стране. О количестве наград, коих удостоились представители советского кинематографа, и говорить не приходится.

Но времена менялись. На смену гениям “тоталитарного времени” (когда, как известно, половина граждан Союза сидела, а вторая всенепременнейше их сторожила) пришло новое поколение “творцов”, часть из которых поднялась лишь за счёт знаменитых фамилий своих отцов. Конечно, родство ещё не приговор. Никто же не будет оспаривать, к примеру, талант Майкла Дугласа только потому, что его отец — известный актёр. Только у нас, как вы видите, ситуация в корне отличается.

Впрочем, о засилье бесталанных родственников мы ещё поговорим. В первую же очередь, нужно обратить внимание на организационную составляющую. А она также заставляет горестно вздохнуть и покачать головой. Тотальная приватизация кинотеатров отнюдь не сделала их сверхуспешными — и 2,21 млрд. рублей, которые Министерство культуры выделило им на поддержку в честь “Года Кино”, не вносят колоссальных изменений в ситуацию. Более того, тут же с проблемами столкнулись сотрудники Фонда кино: так, к концу октября они направили в Генеральную прокуратуру РФ материалы по 33-м заявкам, поступившим от организаций, претендующих на получение бюджетных денег. Причиной стали поддельные документы, которые соискатели субсидий отправляли в Фонд кино. Эти кинозалы не были проверены. Вот это поворот!

В то же время, на фоне общей деградации киноиндустрии, стремятся на дно и показатели кинокомпаний: в 2016 году из 8 лидирующих 6 являются убыточными. И, по-честному, здесь хочется сказать: “Туда вам дорога, господа!”. Но нет, умереть с голоду им ни в коем случае не дадут. Ведь есть же чудесная организация — Фонд кино. Как он работает? Давайте-ка объясню. В составе комиссии по выделению денег из Фонда Кино на поддержку кинопрома мы видим знакомые все лица: Фёдор Бондарчук, Никита Михалков и Тимур Бекмамбетов. Они получают деньги от Министерства культуры и тратят их на свои же собственные компании и свои же фильмы.

Да, как и положено феодальному роду, родственники “мэтров” также имеют доход от семейных вотчин. Снимать фильмы начал сын Никиты Михалкова Артём Михалков, который ничем не уступает папке — клепает фильмы с бюджетом аж в 3 раза превышающим сборы (“Ставка на любовь”) или больше (“Москва, я люблю тебя”— бюджет 45 млн руб, сборы 3 млн 600 тыс руб). Дочь Никиты Сергеевича стала талантливейшей актрисой в папиных мегапровальных кинолентах, равно как и сын Фёдора Бондарчука. Жена Андрея Кончаловского также на старости лет ощутила в себе талант. Ее роль в картине о любви замученной в концлагере еврейки и нацистского офицера (вот такое кино нынче считается в тренде у новомодных кинокритиков) не была оценена зрителями, но зато принесла актрисе всевозможные премии.

А по-хорошему, бездарность в кино лучше внедрять сызмальства и потому продюсер Михаил Спектр снял свою малолетнюю дочь Софию Спектр в своём же фильме (“SOS Дед Мороз”), главным и единственным талантом которой является то, что она — дочь продюсера.

Кроме “семейных картелей” прочно засели в топовых списках актёров одни и те же “дарования”. Вопреки логике у нас считают звёздами не тех, чьё присутствие на кинокартине заставляет идти людей на сеансы, а тех, кто порой вопреки желанию людей снова и снова лезет на экраны, даже если все предыдущие роли были провальными. Гоша Куценко за 15-16-й года кривлялся аж в 9 фильмах. Каменное лицо Данилы Козловского мы лицезрели в 2016 году в 6 фильмах. Остаётся позавидовать трудолюбию Дани — надо иметь талант перевоплощаться из одного образа в другой с такой скоростью, а иногда и скакать с площадки на площадку. Девочки, правда, с радостью смотрят на него, но какое это имеет отношение к искусству? На мой взгляд, с такой мимикой и игрой можно не напрягаясь сняться и в десятке лент, чего наверняка стоит ожидать в 2017-м. Бывшие КВНщики сначала сами залезли в кино, а затем притащили туда всех своих подруг, родственников, друзей и бл любовниц, не видя разницы между кривляниями в скетчах и настоящей актёрской игрой и драматургией. В итоге все “молодёжные” российские фильмы превращаются в “камедиклаб”.

Продолжает зарабатывать и сниматься в российском кино украинский националист, поддерживающий добровольческие батальоны в войне с Россией, Владимир Зеленский (“8 лучших свиданий”). Деньги не пахнут, правда Вова?

При таком подходе к актерскому составу, остаются большие вопросы к качеству: сразу видно желание продюсеров и режиссёров как можно быстрее получить деньги из Фонда Кино и выпустить очередной шлак, провалить его в прокате и получить бабло на следующий. И тут моим личным антикумиром стала сестра Фёдора — Наталья Бондарчук, снявшая в “Год кино” картину “Тайна снежной королевы” с бюджетом 300 миллионов рублей и сборами 160 тысяч.

Двойное дно киноДля тех кто ещё не в курсе, сообщим, что государство Фонду выделяет деньги на безвозвратной основе. Стало быть, за успех картины “творец” не несёт никакой ответственности. Поэтому и снимает он всё, что придёт в голову. Причем малейшая попытка критики заставляет “художника” вопить о страшной тоталитарной цензуре, например как Константин Райкин. В случае провала же (99% всех современных отечественных картин), нам намекают или говорят открыто, что кино, которое снимают Атланты отечественного кинопрома, предназначено не для средних умов. Короче говоря, оправдание всегда находится.

Также, изображая хорошую мину при плохой игре, члены жюри всевозможных отечественных наград увешивают ими новорожденных кинофранкенштейнов. Но любому россиянину не сложно убедиться, что те же режиссёры и продюсеры сидят в комитетах жюри российских премий. Да-да! Никита Михалков сидит, например, в оскаровском комитете и с удовольствием отправляет туда все свои провальные поделки. Он же занимает ещё 33 должности, в том числе ключевые посты в государственных и культурных сферах.

Но вернемся к отечественным кинокомпаниям. В период с 2010 по 2014 гг. Фонд Кино выделил:

Двойное дно киноА вот что получилось из поддержки отечественного кинематографа в последние пару лет:
Двойное дно кино
Двойное дно киноЦифры говорят сами за себя.

Но, может быть, что-то изменилось в “Год Кино”? Увы, нет. Те же лица, те же компании, так же бездарно снимают и продюсируют поделки, которые претендуют на гордое звание кинофильма. Никаких выводов и никакой ответственности. Как говорит министр культуры Мединский, бывают “творческие неудачи”. Порадовал и Никита Сергеевич:

“Что значит “катастрофический провал”? А что смотрят-то? Если иметь в виду картины, которые являются тихим журчащим фоном для того, чтобы поддержать хруст попкорна в зубах, я вообще не для того существую и не такое кино снимаю”.

Ну, уж куда нам, зажравшемуся быдлу, до познания глубины замысла барина! В качестве исключения можно выделить разве что дебютный фильм Андрея Шальопы «28 панфиловцев», который при бюджете в 150 млн. рублей полностью окупился и даже вышел в плюс. Чем, как минимум, утёр нос остальным «передовым» и «признанным» режиссерам. Фильм вызвал неоднозначную реакцию даже в авторском коллективе “Вестника бури”. На мой взгляд, снять кино о войне и не испражниться на отечественную историю — в наши тёмные времена уже прорыв.

Все остальное — «творческие неудачи». Рост сборов, о котором гордо рапортуют из всех СМИ, вполне объясним инфляцией и увеличением стоимости билета, не более того.

Хотя за год состоялся 141 отечественный релиз. С 1 января 2016 по 1 января 2017 года после показа в кинотеатрах заработано $134,6 млн. На производство российских фильмов было израсходовано $286,3 млн. То есть убытки нашей киноиндустрии на 1 января 2017 года составили $219 млн., поскольку примерно половину кассовых сборов забирают кинотеатры (затраты: $286,3 млн. – общие сборы: $134,6 млн./2 = убытки: $219 млн).

Кстати, в этом году чиновники от Министерства культуры и Фонда Кино решили не только оправдываться, но и найти виноватых. В низких сборах обвинили… большое количество часов проката иностранных фильмов. И сделали вялую попытку увеличить прокатное удостоверение для иностранных фильмов более чем в 1400 раз, с 3,5 тыс. до 5 млн руб. По словам управляющего директора Государственного Фонда Кино Антона Малышева, это «позволит очистить прокат от заметного числа иностранных фильмов низкого качества», увеличив число сеансов для российского кино. Пока что налог не введен, но уверен, что попытки залатать дыры в бюджете от тотальной бездарности за наш с вами счёт ещё будут предприняты не раз.

Перед нами типичный пример «эффективного менеджмента» управляющих компаний Госфонда. Если зрители не хотят жрать помои, то забери у них всё, чтобы не осталось ничего кроме помоев.

Двойное дно киноМежду тем причины провалов не в иностранных блокбастерах, занимающих время проката, а в исключительно ужасной операторской работе (эффекты трясущихся и наклонных камер, кочующий из фильма в фильм эффект slow mo), непродуманных и нелогичных сценариях, дешёвых спецэффектах при сравнимых с Голливудом бюджетах, несменяемости актёрского и режиссёрского составов. Абсолютная, всепоглощающая бездарная игра всех молодых актёров.

Мы вроде как живём в эпоху капитализма, стало быть, во главу угла, в отличие от страшного “тоталитарного совка”, мы ставим не государственную идеологию, а свободу творчества, помноженную на прибыль. И основным критерием успеха является максимальная выручка, как, например, в странах-лидерах производства кино. Только в нашей (нашей ли?) стране “невидимая рука” рынка проклята как в легенде про царя Мидаса, который превращал всё, к чему прикасался, в золото. Схожим проклятьем обладают и наши киноделы, только превращают всё в прах и пепел. Порой глядя на экран, искренне хочется верить, что деньги просто украли, а не делают всё так отвратительно в силу “таланта”. Превратив мощнейшую киноиндустрию страны в семейный бизнес нескольких картелей, они по-прежнему вопят о необходимости финансовой поддержки киноиндустрии государством.

В своё время советское кино делалось значительно дешевле, плюс оно делалось про людей и для людей. Без всяких спецэффектов картины показывали естественный быт городов, деревень и заводов. Всем и каждому, кто захочет рассказать о том, что по 60 млн. просмотров только в кинотеатрах фильмы собирали лишь потому что, “тоталитарная партия загоняла людей толпами”, стоит посмотреть рейтинг популярности и количество просмотров советского кино на сайтах в интернете. Куда делась наша мощнейшая и одна из лучших киношкол? Громадный, по праву заслуженный и признанный всем миром опыт советского киноискусства был полностью утрачен и забыт, а съемками дурацких ремейков или пародий с продолжениями (Джентельмены, удачи!, Королева бензоколонки 2, Человек с бульвара капуцинок и многое другое) на любимые нам фильмы, еще и попран и унижен. У меня даже язык не поворачивается сравнить любой советский фильм с любым нынешним российским.

В большинстве из нас ещё живёт та эпоха и культура, на который мы выросли и были воспитаны. Тогда ещё не успели понаделать современных кинопомоев. В той ушедшей культуре всегда звучал чёткий сигнал, что мы все едины, мы один советский народ, у нас одна страна и одна история. Отсюда фильмы и про Петра I и Александра Невского, отсюда в фильмах про гражданскую войну, “белых” стали показывать не животными, а людьми — хоть и стоящими на стороне классовых врагов.

Актёры и режиссёры были простыми людьми из простого народа, многие из них прошли Великую Отечественную Войну и потому практически сыграли и показали самих себя в военных и послевоенных фильмах.

А теперь вспоминаем «Цитадель», «Сволочи», «Сталинград» и «9 роту»…

Нынешние чиновники и руководители живут в невероятном отрыве от народа — и кино наглядно иллюстрирует нам их классовое мышление. Через кино миллионеры-мэтры подчёркивают нам, кем они видят себя («Дуэлянт», «Духлесс»), и кем они видят нас и наших предков («Штрафбат», «Жила была одна баба», «Викинг»). Начиная с начала 90-х годов, “творческая элита” не желает ассоциировать себя с народом, все исключительно потомственные дворяне, князья, да барины, в крайнем случае как минимум, Преображенские, но ни в коем случае не Шариковы, которым представляется народишко, чьи предки как раз и стреляли в спины наступающим под красными флагами, то и дело строчили доносы, отправляя всех, кого не расстреляли, в ГУЛАГ или просто копошились пьяные в грязи.

Не интересуясь общественным мнением, интересами граждан, каждый вылупившийся режиссёр пытается завоевать популярность очередным эпатажем, желательно за казённый счёт.

Все потому, что кино отражает структуру нашей экономики. Чтобы экономика работала для людей, а не люди для нее, нужно, чтобы основные средства производства принадлежали народу на правах общественной собственности. Тогда и кино будет народное и для народа.

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top