Их расстреляли на рассвете

События, о которых пойдет речь, произошли зимой 1943–44 годов, когда фашисты приняли зверское решение: использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 как доноров. Немецким раненным солдатам нужна была кровь.

Их расстреляли на рассвете

Где её взять? У детей. Первым встал на защиту мальчишек и девчонок директор детского дома Михаил Степанович Форинко. Конечно, для оккупантов никакого значения не имели жалость, сострадание и вообще сам факт такого зверства, поэтому сразу было ясно: это не аргументы.
Зато весомым стало рассуждение: как могут больные и голодные дети дать хорошую кровь? Никак. У них в крови недостаточно витаминов или хотя бы того же железа. К тому же в детском доме нет дров, выбиты окна, очень холодно. Дети всё время простужаются, а больные – какие же это доноры?
Сначала детей следует вылечить и подкормить, а уже затем использовать. Немецкое командование согласилось с таким «логическим» решением. Михаил Степанович предложил перевести детей и сотрудников детского дома в деревню Бельчицы, где находился сильный немецкий гарнизон. И опять-таки железная бессердечная логика сработала.
Первый, замаскированный шаг к спасению детей был сделан… А дальше началась большая, тщательная подготовка. Детей предстояло перевести в партизанскую зону, а затем переправлять на самолёте.
И вот в ночь с 18 на 19 февраля 1944 года из села вышли 154 воспитанника детского дома, 38 их воспитателей, а также члены подпольной группы «Бесстрашные» со своими семьями и партизаны отряда имени Щорса бригады имени Чапаева.
Ребятишкам было от трёх до четырнадцати лет. И все – все! – молчали, боялись даже дышать. Старшие несли младших. У кого не было тёплой одежды – завернули в платки и одеяла. Даже трёхлетние малыши понимали смертельную опасность – и молчали…
На случай, если фашисты всё поймут и отправятся в погоню, около деревни дежурили партизаны, готовые вступить в бой. А в лесу ребятишек ожидал санный поезд – тридцать подвод. Очень помогли лётчики. В роковую ночь они, зная об операции, закружили над Бельчицами, отвлекая внимание врагов.
Детишки же были предупреждены: если вдруг в небе появятся осветительные ракеты, надо немедленно садиться и не шевелиться. За время пути колонна садилась несколько раз. До глубокого партизанского тыла добрались все.
Теперь предстояло эвакуировать детей за линию фронта. Сделать это требовалось как можно быстрее, ведь немцы сразу обнаружили «пропажу». Находиться у партизан с каждым днём становилось всё опаснее. Но на помощь пришла 3-я воздушная армия, лётчики начали вывозить детей и раненых, одновременно доставляя партизанам боеприпасы.
Было выделено два самолёта, под крыльями у них приделали специальные капсулы-люльки, куда могли поместиться дополнительно нескольких человек. Плюс лётчики вылетали без штурманов – это место тоже берегли для пассажиров. Вообще, в ходе операции вывезли более пятисот человек. Но сейчас речь пойдёт только об одном полёте, самом последнем.

Их расстреляли на рассвете

Он состоялся в ночь с 10 на 11 апреля 1944 года. Вёз детей гвардии лейтенант Александр Мамкин. Ему было 28 лет. Уроженец села Крестьянское Воронежской области, выпускник Орловского финансово-экономического техникума и Балашовской школы.
К моменту событий, о которых идёт речь, Мамкин был уже опытным лётчиком. За плечами – не менее семидесяти ночных вылетов в немецкий тыл. Тот рейс был для него в этой операции (она называлась «Звёздочка») не первым, а девятым. В качестве аэродрома использовалось озеро Вечелье. Приходилось спешить ещё и потому, что лёд с каждым днём становился всё ненадёжнее. В самолёт Р-5 поместились десять ребятишек, их воспитательница Валентина Латко и двое раненных партизан.
Сначала всё шло хорошо, но при подлёте к линии фронта самолёт Мамкина подбили. Линия фронта осталась позади, а Р-5 горел… Будь Мамкин на борту один, он набрал бы высоту и выпрыгнул с парашютом. Но он летел не один. И не собирался отдавать смерти мальчишек и девчонок. Не для того они, только начавшие жить, пешком ночью спасались от фашистов, чтобы разбиться.
И Мамкин вёл самолёт… Пламя добралось до кабины пилота. От температуры плавились лётные очки, прикипая к коже. Горела одежда, шлемофон, в дыму и огне было плохо видно. От ног потихоньку оставались только кости. А там, за спиной лётчика, раздавался плач. Дети боялись огня, им не хотелось погибать.
И Александр Петрович вёл самолёт практически вслепую. Превозмогая адскую боль, уже, можно сказать, безногий, он по-прежнему крепко стоял между ребятишками и смертью. Мамкин нашёл площадку на берегу озера, неподалёку от советских частей. Уже прогорела перегородка, которая отделяла его от пассажиров, на некоторых начала тлеть одежда.
Но смерть, взмахнув над детьми косой, так и не смогла опустить её. Мамкин не дал. Все пассажиры остались живы. Александр Петрович совершенно непостижимым образом сам смог выбраться из кабины. Он успел спросить: «Дети живы?»
И услышал голос мальчика Володи Шишкова: «Товарищ лётчик, не беспокойтесь! Я открыл дверцу, все живы, выходим…» И Мамкин потерял сознание. Врачи так и не смогли объяснить, как мог управлять машиной да ещё и благополучно посадить её человек, в лицо которого вплавились очки, а от ног остались одни кости?
Как смог он преодолеть боль, шок, какими усилиями удержал сознание? Похоронили героя в деревне Маклок в Смоленской области. С того дня все боевые друзья Александра Петровича, встречаясь уже под мирным небом, первый тост выпивали «За Сашу!»… За Сашу, который с двух лет рос без отца и очень хорошо помнил детское горе. За Сашу, который всем сердцем любил мальчишек и девчонок. За Сашу, который носил фамилию Мамкин и сам, словно мать, подарил детям жизнь.

Их расстреляли на рассвете,
Когда еще белела мгла.
Там были женщины и дети
И эта девочка была.
Сперва велели им раздеться
И встать затем ко рву спиной,
Но прозвучал вдруг голос детский
Наивный, чистый и живой:
Чулочки тоже снять мне, дядя?
Не осуждая, не браня,
Смотрели прямо в душу глядя
Трехлетней девочки глаза.
«Чулочки тоже» —и смятеньем на миг эсесовец объят
Рука сама собой с волненьем вдруг опускает автомат.
Он словно скован взглядом синим, и кажется он в землю врос,
Глаза, как у моей дочурки? — в смятенье сильном произнес.
Охвачен он невольно дрожью,
Проснулась в ужасе душа.
Нет, он убить ее не может,
Но дал он очередь спеша.
Упала девочка в чулочках…
Снять не успела, не смогла.
Солдат, солдат, что если б дочка
Вот здесь, вот так твоя легла…
Ведь это маленькое сердце
Пробито пулею твоей…
Ты Человек, не просто немец
Или ты зверь среди людей…
Шагал эсэсовец угрюмо,
С земли не поднимая глаз,
впервые может эта дума
В мозгу отравленном зажглась.
И всюду взгляд струится синий,
И всюду слышится опять,
И не забудется поныне:
Чулочки, дядя, тоже снять?”
Муса Джалиль

Читайте также на Информационном портале РФ

4 комментария

  • леонид

    Здесь нужно отделить достоверную информацию от вымышленной.Мой отец и его товарищи из отряда им.Щорса бр.им.Чапаева непосредственно освобождали детей Полоцкого детдома в 1944 годуВсю операцию по спасению детей и доставке их в партизанскую зону осуществили партизаны отряда им.Щорса,а не какие то мифические подпольщики. они рассказывали,что это их разведгруппа обнаружила детдом в д. бельчицы и вышла на Форинко.Ни о какой подпольной группе в детдоме они не слышали и её не было.Это послевоенная выдумка Форинко.В г. полоцке ни в одном музее не знают о такой подпольной группе.О Форинко отец и его товарищи говорили,что он непонятная личность.Попал в окружение,но не пошёл в партизаны,а пошёл на службу к немцам.И служил им верно до 1944 года.И только когда стала приближаться Красная Армия пошёл на контакт с партизанами.Во время блокоды немцами Полоцко Лепельской партизанской зоны опять сдался немцам в плен.Получается,что всегда спасал только свою жизнь.После войны за службу немцам отсидел положенный срок.Так что он далеко не герой.

  • леонид Барминский

    В архиве отца я нашёл письма бывших партизан.Вот что вспоминает бывший начальник разведки отряда им.Щорса Павел Гвоздев: Вы прекрасно знаете,что операция “Звёздочка” была подготовлена лишь только нашим отрядом и нашей разведкой.В то время у меня были люди ,которые занимались агентурной разведкой.Они по заданию ходили в г.Полоцк и его окрестности.Это -Баланов,Штеер,Гайдуков,Жавренков,Бабков и др.Однажды они принесли сведения ,что в д.Бельчицы привезли детдом.Разведчики встретились с его директором.Было предложено вывезти детей к партизанам.Мы доложили об этом командованию бригады им.Чапаева.А сами продолжали вести разведку и поддерживали связь с директором детдома.Одна из разведок была неудачной: 7 человек нарвались на засаду и они все погибли.

  • леонид Барминский

    А вот вспоминает мой отец:Командование бригады поручило нашему отряду подготовить операцию по освобождению детей.Но осуществить намеченный план оказалось не так просто.Во-первых,гарнизон в Бельчицах был сильно укреплён.Во-вторых,в детдоме имелось много малолетних ,которые не могли самостоятельно по глубокому снегу дойти до леса.Если открыто завязать бой,то дети могут погибнуть.Поэтому решили операцию провести ночью.В деревню направили группу разведчиков во главе с Павлом Гвоздевым.Она тайно проникла в детдом и вывела детей в условленное место.Остальные партизаны заняли оборону.Навстречу детям партизаны вышли.На ходу подхватывали их на руки и уносили в лес.Такова правда.

  • Владимир БАРМИНСКИЙ

    ДОПОЛНЕНИЕ К КОММЕНТАРИЯМ ЛЕОНИДА БАРМИНСКОГО
    Пишет сын бывшего партизана Барминского Василия Васильевича (в годы войны заместитель комиссара партизанского отряда имени Н.А. Щорса в Белоруссии).

    В статье описание действий во время оккупации фашистами Белоруссии директора Полоцкого детдома и какой-то группы подпольщиков при освобождении детей является откровенным искажением фактов и не соответствует действительности.

    Мой отец и его товарищи из отряда имени Н.А. Щорса бригады имени В.И. Чапаева Полоцко-Лепельской партизанской зоны Белоруссии непосредственно освобождали детей Полоцкого детдома из плена в начале 1944 года.

    В нашей семье имеется архив с воспоминаниями партизан, а также переписка между ответственными участниками событий и организациями.

    Отец рассказывал об этой операции, есть и его статьи в газетах и книгах (газеты «Советская Белоруссия» от 20.06.1967г. и 21.06.1967г.; газеты «Звязда» от 7.05.1982г. и 9.05.1987г.; сборник «Годы комсомольские» издательства «Юнацтва», Минск-1988г. и многие др.).

    О какой-то подпольной группе в детдоме партизанский отряд информации не имел, контактов с ней до обнаружения детей не было и ее просто не существовало.

    В бывших времен войны подпольных райкомах партии КПБ (Коммунистической Партии Белоруссии) подпольная группа «Бесстрашные» не числится (все действовавшие партизанские отряды и подпольные группы тогда подлежали обязательной регистрации!).
    В музее боевой славы города Полоцка о деятельности подпольной группы в детдоме также информации не имеется.

    В начале 1944 года в штабе партизанской бригады разработали операцию «Звёздочка» по освобождению воспитанников Полоцкого детдома, а осуществили партизаны отряда имени Н.А. Щорса, но никак не какая-то мифическая подпольная группа.

    Детей обнаружили сами (!) партизаны.
    В конце 1943 года в один из рейдов разведгруппы партизан Полоцко-Лепельской партизанской зоны Белоруссии в деревне Бельчицы под Полоцком, где размещался немецкий оккупационный гарнизон, было обнаружено большое количество детей. Разведчики установили, что это воспитанники перемещенного Полоцкого детского дома №1. Об этом было доложено командованию партизанской бригады имени В.И.Чапаева.

    Командование бригады приняло решение освободить детей и вывезти их в зону, контролируемую партизанами, для чего был разработан план операции, получившей название «Звёздочка». Главный упор был сделан на скрытное, без боя, освобождение детей, чтобы они не пострадали.

    Проведение операции «Звёздочка» поручили отряду имени Н.А. Щорса. Отрядом была проведена длительная и кропотливая подготовка к операции. Партизанами был установлен непосредственный контакт с детдомом, директор детдома согласился содействовать партизанам. Для транспортировки детей сформировали санный поезд из 30-ти подвод.

    И вот вечером 18 февраля 1944 года отряд совершил 20-ти километровый трудный зимний марш-бросок под Полоцк к месту нахождения детей.
    При проведении операции одна группа партизан обеспечивала прикрытие на случай обнаружения немцами и, заняв оборону на опушке леса, была готова в любую минуту вступить в бой. Разведгруппа отряда скрытно вывела детей и работников детдома в условленное место на краю деревни. Третья группа партизан быстро на руках перенесла детей по глубокому снегу в лес.
    Далее санный поезд через несколько часов доставил детей в деревню Емельяники, находившуюся в партизанской зоне. Затем для большей безопасности спасенных перевезли в деревню Словени – глубокий партизанский тыл.
    Вся операция была выполнена партизанами стремительно и бескровно.

    Фактически следующим этапом по договоренности с Большой землей стала в начале апреля эвакуация детей самолетами за линию фронта в советский тыл, так как немецкое командование развернуло усиленную борьбу с партизанскими отрядами, и нахождение детей на партизанских территориях стало небезопасным. Для этого недалеко, на озере у деревни Ковалевщина, был организован временный партизанский аэродром.

    Легенда же о подпольной группе в детдоме появилась в какой-то момент через много лет после окончания войны.

    Тогда операция «Звездочка» с течением времени получила широкую известность, и журналисты стали приезжать, в частности, и к бывшему во время оккупации немцами директору Полоцкого детдома Форинко М.С. Форинко начал искажать факты, оттенять роль партизан, присваивать себе заслуги в освобождении детей. Он придумал существование какой-то подпольной группы «Бесстрашные» в детдоме.

    Легенду Форинко сознательно распространяли родственники бывшего директора, разносили некоторые приезжавшие к нему журналисты, в целях экономии времени не удосужившиеся изучить материалы по операции в полном объеме и из других источников (заслуживающих доверия).

    О самом Форинко отец и его товарищи говорили, что он непонятная личность. В начале войны, будучи в армии, попал в окружение, но не пошел воевать в партизаны, а пошел на службу к немцам. И служил им вплоть до 1944 года. И только тогда, когда стала приближаться Красная Армия, не отказался от контакта с партизанами, обнаружившими детдом в деревне Бельчицы.

    Заслуживает особого внимания тот факт, что после войны за службу немцам Форинко был осужден и отсидел положенный срок.

    ТАКОВА ПРАВДА!
    Сейчас, спустя десятки лет после окончания войны, начинает происходить умышленное или по незнанию искажение военной истории – этого нельзя допустить!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.