Как россияне воспринимают неравенство и может ли оно вызвать социальный взрыв

Как россияне воспринимают неравенство и может ли оно вызвать социальный взрыв

Церемония вручения Ордена Лениной в области меценатства, филантропии и благотворительности

К 2019 году расходы федерального бюджета снизятся почти на 500 миллиардов рублей по сравнению с 2016 годом. Реальное сокращение, если учитывать инфляцию, будет намного большим. Экономисты прогнозируют дальнейшее снижение уровня жизни россиян, рост бедности и неравенства. Насколько объективно воспринимают россияне неравенство и как оно скажется на социальном климате?

По данным последнего мониторинга потребительских настроений, ежеквартально проводимого Высшей школы экономики, об ухудшении своего материального положения сообщили 45 процентов россиян. Более 70 процентов заявили, что за последние три месяца вынуждены были изменить свое потребительское поведение: перешли на более дешевые продукты, отказались от некоторых развлечений и услуг. Оплатить квартплату не могут 23 процента граждан. За годы кризиса расходы людей на медицину упали на 15 процентов.

Сегодня десять процентов наиболее обеспеченных россиян в 16 раз богаче самых малоимущих, и неравенство продолжает расти. Главная причина — негативная динамика зарплаты. В некоторых секторах экономики зарплаты не только не растут в пределах инфляции, а наоборот — снижаются. Значительная часть тех, кто не справляется с растущей стоимостью жизни, — бюджетники с минимальной зарплатой.

Большинство социологов считают, что усиление неравенства может спровоцировать социальные конфликты. Однако есть и другая точка зрения: многие граждане не в состоянии адекватно оценить свой достаток. Бедняки склонны считать, что живут еще «ничего себе», а средний класс, напротив, прибедняется. Как полагают эксперты, ощущение бедности в большей степени зависит не от реального дохода, а от окружения человека.


Надежды нет

Лариса Красильникова, 44 года, Сарапул (Удмуртия). Медсестра-массажист в городской поликлиники. Семьи нет.

Рабочий день с 8 до 16 часов. Ежедневно обязана принять 13 пациентов. На руки получает ежемесячно 8 тысяч 394 рубля 57 копеек. Подработка: около 18 тысяч в месяц. Субсидия как малоимущей: за прошлые полгода в месяц выходило до 1400 рублей.

«Есть папуля, есть огородик, — говорит Лариса. — Нынче все хорошо уродилось. И помидоры, и кабачки, и капуста. И грибов мы заготовили — несколько литров рыжиков заморозили, насушили».

Расходы:

* квартплата за двухкомнатную квартиру (зависит от времени года) — от 1,5 тысяч летом до 3,5 тысяч зимой;

* газ — стоит счетчик, выходит около 100 рублей в месяц;

* мобильный телефон с интернетом — 270 рублей в месяц, в целях экономии не пользуется кабельным телевидением и стационарным телефоном;

* питание — около 6000 в месяц, основной рацион — крупы, мясо по праздникам; внимательно следит за скидками и акциями в магазинах.

На прочие нужды: 9530 рублей

«Одежду забыла когда в последний раз покупала, — рассказывает Лариса. — Одну кофту и штаны годами таскаешь. Сейчас начала подготовку к Новому году. Продукты “долгоиграющие” покупаю. Иначе в конце ноября-декабре цены взлетят. Людям трудно сейчас. По своим пациентам, их разговорам замечаю: радости меньше стало, надежды нет. И каждый сам по себе».

Как россияне воспринимают неравенство и может ли оно вызвать социальный взрыв


Откладывать не получается

Ольга, 40 лет, Барнаул (Алтайский край). Учитель русского языка и литературы.

За работу на две ставки в школе с учетом большого стажа ежемесячно получает 15 тысяч рублей. Репетиторство — еще около 4 тысяч рублей. Однако этот доход не постоянный. Есть муж — учитель (зарплата аналогичная) и сын — старшеклассник.

Расходы:

* квартплата за «двушку-хрущевку» — 2,5-4,5 тысячи в месяц;

* кабельное телевидение и интернет — 700 рублей;

* ежемесячный кредит за холодильник — 2,5 тысячи рублей;

* питание — 8-10 тысяч рублей, помогают родители, которые живут в деревне, передают овощи, мясо.

На прочие нужды: около 14 тысяч рублей без учета репетиторства.

«Чтобы с зарплаты купить всей семье что-то из одежды — не получается. Обувь или что-то еще можем раз в месяц купить кому-то одному. Бывает, что к следующей зарплате остается 100-200 рублей. Откладывать ничего не получается».


Вы живете в иллюзорном мире

Бурное обсуждение вызвала исповедь московской пиарщицы, опубликованная в глянцевом журнале. Девушка пишет о себе анонимно, сообщает лишь, что ей 30 лет.

Зарплата: 3,5 тысячи евро (по курсу на момент публикации 21 сентября 2016 — 253 750 рублей).

Как россияне воспринимают неравенство и может ли оно вызвать социальный взрыв

Покупатели на благотворительной распродаже брендовых вещей российских звезд Angels Charity Sale в ЦУМе


Расходы:

* аренда квартиры внутри Садового кольца без «бабушкиных обоев» — 100 тысяч рублей; по словам девушки, в индустрии, где она работает, стыдно на вопрос, куда тебя подвезти, отвечать «в Сокольники»;

* маникюр-педикюр в Kynsi — 20 тысяч;

* стрижка и окраска волос — 20 тысяч;

* эпиляция воском Lycon — 6 тысяч;

* уход за бровями — 4 тысячи;

* тренировка с личным тренером в World Class — 12 тысяч;

* походы в кафе и рестораны — 20 тысяч;

* расходы на продукты с Даниловского рынка и из «Азбуки вкуса» — 40 тысяч;

* такси — 8 тысяч;

* непредвиденные расходы, шопинг, путешествия — 20 тысяч.

«Зарплаты мне часто не хватает до конца месяца, — рассказывает специалист по пиару, — и я, о ужас, хожу на презентации и не брезгую канапе, поскольку ненавижу занимать деньги… Чтобы элементарно тянуть на пресловутый средний класс, не ограничивая себя во всем подряд, я должна была бы получать хотя бы 20 тысяч евро. Вы обвиняете меня в том, что я оторвана от реальности, хотя на самом деле все наоборот: это вы живете в иллюзорном мире, где “не может быть” окрашивания за 20 тысяч. Приводите в пример российские семьи, выживающие в месяц на эту сумму. Но я не хочу и не буду равняться на то, что, по моему мнению, неприемлемо. В таком случае давайте ориентироваться на образ жизни сирот в Сомали и бушменов…»


Люди плохо представляют фактическое неравенство

Высшая школа экономики и Университет Калифорнии в Лос-Анжелесе (UCLA) недавно презентовали исследование «Неверно представляемое неравенство». Эта работа получила две награды Американской ассоциации политической науки. О том, почему бедные иногда считают себя состоятельными, а богачи — нищими, рассказал соавтор исследования профессор Владимир Гимпельсон.

Насколько в России сильно неравенство?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала определиться в терминах. Как думаете, что такое неравенство?

Разница между доходами богатых и бедных.

Это один из возможных ответов. В основе любого измерения неравенства лежит распределение доходов и показатели, построенные на его основе. Например, самый популярный — это коэффициент Джини. Представим, что у вас есть 100 рублей и десять человек. Если каждый получит поровну, то есть по 10 рублей, коэффициент Джини будет равен нулю. Если же все достанется одному человеку, то коэффициент Джини равен единице. Понятно, что в жизни таких крайностей не бывает. В реальности мы получим нечто среднее. Отклонение фактического распределения доходов от ситуации полной равномерности — это и есть коэффициент Джини. Мы можем подсчитать его для каждой социальной группы и страны. Страны с низким неравенством — скандинавские: там Джини от 0,2 до 0,3. Если коэффициент выше 0,4 — можно уже говорить о высоком неравенстве, а если выше 0,5 — то об очень высоком.

Россия на этой шкале где?

У нас Джини — чуть выше 0,4: достаточно высокий, но до «лидеров» далеко.

Как россияне воспринимают неравенство и может ли оно вызвать социальный взрыв

Полагаю, большинство россиян не согласятся с вашими оценками. Яхты, самолеты и шубохранилища против зарплаты в 8 тысяч рублей — это не высокий, а уже запредельный уровень.

По сравнению с Западной Европой это так, но если сравнивать с другими странами — небольшой. Учитывая наши размеры и неоднородность страны, мы просто не можем рассчитывать на результат как в малых странах Западной Европы. Надеяться, что при соблюдении каких-то условий в России неравенство может быть как в скандинавских странах, — иллюзия. Климатическая, географическая, экономическая неоднородность России так или иначе транслируется через наши доходы в неравенство. Например, люди, которые живут на Севере, где зима длинная, а лето короткое, где плохой климат, должны иметь повышенные доходы, иначе они оттуда уедут. Допустить этого нельзя — они добывают нефть, газ, полезные ископаемые, делают много другой необходимой для страны работы. Но в итоге их высокие заработки влияют на неравенство.

В своей работе вы опровергаете устоявшуюся теорию о том, что неравенство провоцирует социальные конфликты.

Практически эта гипотеза так никогда и не была подтверждена. Мы говорим: давайте посмотрим, как сами люди оценивают неравенство в своих странах и как эти представления влияют на их поведение. Мы используем данные международной программы социальных исследований, которая охватывает 40 стран. И для всех них по особой методике рассчитываем «субъективный Джини». Таким образом мы получаем два коэффициента — фактический, который основан на сложной статистике, и субъективный, отражающий представления. Выясняется, что они слабо связаны между собой. Практически во всех странах люди плохо представляют, каково фактическое неравенство. Они думают, что знают, но сильно ошибаются. Дальше мы анализируем, как влияет фактическое и воспринимаемое неравенство на поведение людей. И оказывается, что фактическое, в отличие от субъективного, никакого заметного влияния не оказывает.

Например, согласно официальной статистике, в Латинской Америке неравенство очень сильное, однако жители этих стран оценивают его как относительно низкое. А во Франции — стране с низким уровнем неравенства — жители думают, что оно очень большое. Люди не только гадают о неравенстве в целом, но так же плохо представляют собственное положение в распределении доходов.

Человек не может определить, богатый он или бедный?

По сравнению с другими. В одном из обследований, которые мы используем, представлены бедные страны. У нас нет данных о доходах их жителей, но есть сведения об имуществе. Допустим, гражданин бедной страны имеет два жилья и автомобиль. На фоне других сограждан его можно назвать состоятельным. Но когда его спрашивают, где он находится на шкале распределения доходов в своей стране, он относит себя к середине. Также в обследовании участвуют богатые страны Европы, и там есть люди, которые по меркам этих стран являются бедными — они получают социальную помощь от государства, которую средний класс не получает. Такие люди тоже относят себя к середине распределения, то есть бедными себя не считают.

Почему это происходит?

На этот вопрос ответа пока нет. Есть лишь гипотезы. Например, люди судят по своему окружению, среди которого всегда есть те, кто богаче, и те, кто беднее. Значит, они — в середине. Могут работать и разные психологические механизмы, когда люди хотят казаться успешнее, чем они есть, или не хотят отождествлять себя с определенными группами. Возможны и другие объяснения.

Как россияне воспринимают неравенство и может ли оно вызвать социальный взрыв

Восприятие фактического неравенства искажается из-за недостатка информации или из-за необъективной информации?

Этот вопрос мы бы хотели исследовать в следующей работе. Но уже понятно, что если мы живем в относительно однородной среде, то не видим особого неравенства. А когда вокруг сильные контрасты — считаем, что неравенство большое. Но это в вашем конкретном окружении, а в стране в целом может быть иначе. Если вы наблюдаете жизнь звезд кино и спорта, читаете про их виллы и яхты, то у вас складывается впечатление, что как бы вы ни были обеспечены, вы недалеко от бомжей ушли.

В России фактическая и субъективная картины неравенства сильно отличаются?

Наша работа — в меньшей степени про Россию, хотя в выборке исследуемых стран наша страна присутствует. Кстати, у нас особого контраста между объективной реальностью и восприятием нет: они почти совпадают. Россия по всем показателям оказывается в середине.

Если у нас ни восприятие, ни объективные показатели не зашкаливают, значит ли это, что россияне довольны таким «распределением» и конфликтов по поводу социальной несправедливости можно не опасаться?

Я считаю, что неравенство само по себе не может быть причиной для конфликта: это не то, что люди по жизни считают самым важным. Есть проблемы бедности, инфляции, безработицы, здравоохранения и образования — они более насущны и ощущаются острее. Если вы не можете получить элементарную медицинскую помощь, это для вас более реальная проблема, чем наличие виллы у какого-то миллионера. Хотя любой прыщ можно расчесать до такой степени, что потребуется хирургическая операция. Если у кого-то стоит задача что-то разбередить, чтобы получить головную боль, то это всегда возможно. Но если это специально бесконечно не подчеркивать, то ничего не будет.

Наталья Гранина

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.