Короли госзаказа — 2016: рейтинг Forbes

Короли госзаказа

Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. Этот афоризм Михаила Салтыкова-Щедрина как нельзя лучше описывает российскую систему госзаказа. Когда Россия оказалась на пороге кризиса, Минэкономразвития, отвечающее за контрактную систему в сфере госзакупок, объявило: в 2015 году сокращать госзаказ не будем. В конце года Счетная палата подвела предварительные итоги исполнения бюджета: на 17,6 процентного пункта выросли закупки у единственного поставщика, достигнув 39% от всех господрядов. Пятый рейтинг «Короли госзаказа» показывает, что среди крупнейших закупок государства и госкомпаний эта доля значительно выше. «Короли» получили без конкурса заказов более чем на 1 трлн рублей. Это строительство и Амурского ГПЗ за 790,6 млрд рублей, которым по заказу «Газпрома» занялась структура «Сибура», и газопровода в Китай «Сила Сибири» (строительные компании Аркадия Ротенберга и Геннадия Тимченко), и, наконец, знаменитого Крымского моста за 228 млрд рублей.

По сути, это означает провал реформы госзакупок, проводимой с середины 2000-х годов. Ведь цель этой реформы была обратная: сделать все госзакупки конкурентными, что в теории приводит к повышению качества и снижению цен. Ради этого в России приняты очень жесткие по мировым меркам законы о госзакупках. Чиновников заставили публиковать подробную информацию о тендерах и заключенных контрактах, обязали приобретать значительную часть товаров и услуг только на электронных аукционах, жестко прописали правила проведения конкурсов. Такие же порядки постепенно распространяют на госкомпании — публиковать информацию они уже обязаны, а теперь чиновники собираются законодательно регулировать и сам процесс корпоративных закупок. Почему же, несмотря на насаждение жестких правил госзакупок, крупнейшие господряды распределяются без оглядки на эти правила?

Распределение крупных госзаказов — одна из граней ручного управления страной наряду с назначением на ключевые посты проверенных и лояльных. Если рассматривать каждый контракт в отдельности, то всегда найдутся резонные причины, почему его «в ручном режиме» получил тот или иной подрядчик. Например, передача контракта на мост в Крым компании «Стройгазмонтаж» (хотя и сообщалось о неких конкурентных переговорах с 70 подрядчиками) представлена как социальная ответственность, а не бизнес. Этому решению предшествовали разговоры о слишком низкой цене контракта с учетом сроков и рисков строительства. От контракта якобы отказался Геннадий Тимченко. А Аркадий Ротенберг говорил в интервью «Коммерсанту», что многим жертвует: это будет «его последний проект», которым он решил «внести вклад в развитие страны».

Короли госзаказа

Руководители госкомпаний берут пример с руководства страны и примеряют на себя костюм честного заказчика: если исполнителей всех государственных «строек века» от саммита АТЭС до Олимпиады и чемпионата мира по футболу назначают по решению премьер-министра или президента, то они чем хуже?«Газпром» или РЖД теперь тоже часто приводят аргументы о надежности поставщика: все их проекты стратегические, и срыв повлияет на развитие всей страны. Поэтому контракты могут получить только «проверенные подрядчики». Допущение, что такого подрядчика можно определить в ходе прозрачного конкурса, вызывает снисходительную улыбку: придет неизвестно кто, будет демпинговать, сам сделать не сможет и попытается взять на субподряд «проверенного подрядчика». Ну и заключительный аргумент: «Это вам не скрепки с карандашами на аукционе закупать!»

Назначая подрядчиками своих строек века компании, принадлежащие к кругу близких к президенту Путину людей, и передавая им в распоряжение гигантские суммы денег, руководители госкомпаний, по сути, снимают с себя ответственность за результат, перекладывая ее на президента. Если за Крымский мост Аркадий Ротенберг отвечает лично перед президентом Путиным, то и за «Силу Сибири» ответит, если потребуется. Таким образом, отношения с «проверенным поставщиком» в крупных контрактах выходят за пределы контракта, размещенного на сайте госзакупок: это сложнаясистема личных отношений, доверия между руководителями государства и госкомпаний, которая во многом заменяет финансовую дисциплину.

Но если что-то в этой системе не сработает, поступить жестко с преданным человеком будет сложно. Именно поэтому выстроенные институты в долгосрочной перспективе оказываются более устойчивыми, чем ручное управление «проверенными поставщиками». Но сейчас время других решений.

ТРОЙКА ЛИДЕРОВ

Короли госзаказа

1. Аркадий РотенбергЗаказчики: Газпром, Росавтодор
Доли в основных компаниях-подрядчиках: 100% Стройгазмонтаж
Сумма господрядов: 555,5 млрд руб.

Аркадий Ротенберг — постоянный участник и лидер рейтинга «Короли госзаказа». В этот раз он поставил впечатляющий рекорд. Сумма подрядов, отданных попавшему под западные санкции миллиардеру, превысила 500 млрд рублей. Лидеры прошлого рейтинга Искандер Махмудов и Андрей Бокарев на двоих разделили в 2014 году только 130 млрд. Все 555,55 млрд рублей получил «Стройгазмонтаж», которым Ротенберг единолично владеет после покупки 17% холдинга у брата Бориса. Шесть крупнейших подрядов на общую сумму 426 млрд рублей «Стройгазмонтажу» передали без конкурса. В начале 2015 года был подписан контракт на возведение Керченского моста на 228,3 млрд рублей, притом что у «Стройгазмонтажа» такого опыта не было. Ротенберг в интервью «Коммерсанту» признался, что просил президента Путина о помощи в обеспечении эффективной работы с госзаказчиком. А в конце 2015 года «Стройгазмонтаж» получил еще пять подрядов без конкурса от «Газпрома» на строительство части газопровода «Сила Сибири» на 198 млрд рублей.

Короли госзаказа

2. Леонид МихельсонЗаказчики: Газпром
Доли в основных компаниях-подрядчиках: 43,55% НИПИгазпереработка
Сумма господрядов: 344,3 млрд руб.

800 футбольных полей — площадь Амурского газоперерабатывающего завода (ГПЗ), который Газпром начал строить в ходе работ по проекту «Сила Сибири». Стоимость стройки, по размаху не уступающей олимпийской, тоже поражает воображение. Один только завод обойдется «Газпрому» в 790,6 млрд рублей. Договор на осуществление работ по рабочему проектированию, поставке оборудования и материалов, строительно-монтажным работам по проекту строительства Амурского газоперерабатывающего завода монополия подписала без конкурса со структурой «Сибура» — «НИПИгазпереработкой». Более крупного договора на портале госзакупок за все годы его существования не нашлось. Представитель «НИПИгаз» подчеркивает, что строительство завода, как и его финансирование, растянуто на годы. «НИПИгазпереработка» должна передать завод «Газпрому» в рабочем состоянии только в 2025 году. Тем не менее подписание «сделки века» в 2015 году вместе с другими господрядами, полученными структурами «Сибура», позволяет включить акционеров холдинга в список «Короли госзаказа». Владелец крупнейшего пакета Леонид Михельсон в этом рейтинге новичок. По мнению представителя «НИПИгаза», договор инжинирингового центра не может считаться стандартным подрядом и попал в настоящий рейтинг по формальным основаниям. Более подробно о договоре между «Газпромом» и «НИПИгаз» — в интервью гендиректора «НИПИгаза» Алексея Вертягина.

Короли госзаказа

3. Геннадий ТимченкоЗаказчики: Газпром, Минтранс, ФСК
Доли в основных компаниях-подрядчиках: 59,85% ОАО Стройтрансгаз, 31,5% ЗАО Стройтрансгаз, 13,3% НИПИгазпереработка
Сумма господрядов: 161 млрд руб.

В 2011–2013 годах Геннадий Тимченко стал партнером в нескольких строительных компаниях. Его структуры получили по 25% в ИФСК «АРКС» и УСК «Мост», а также 50% в ЗАО «Аргус Пайплайн» (позже переименованное в ЗАО «Стройтрансгаз»). Но в 2015 году Тимченко продал доли в «АРКС» и «Мосте», оставив себе только пакеты в ОАО «Стройтрансгаз» и ЗАО «Стройтрансгаз». В начале 2015 года ЗАО «Стройтрансгаз», как и «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга, получило без конкурса подряд на строительство одного из участков газопровода в Китай «Сила Сибири» за 46,5 млрд рублей. Это почти половина суммы всех подрядов, полученных компанией в прошлом году. В свою очередь, ОАО «Стройтрансгаз», отказавшееся строить мост в Крым, подрядилось построить мостовой переход «Фрунзенский» через реку Самару за 12,3 млрд рублей — это один из крупнейших заказов ОАО. В общей сложности две компании получили в 2015 году господряды на 136,5 млрд рублей, на долю Тимченко, по оценке Forbes, приходится 54,6 млрд рублей. Также Forbes засчитал Тимченко долю в договоре «НИПИгаза» (дочерней структуры «Сибура») на строительство Амурского ГПЗ за 790,6 млрд рублей. По мнению представителя «НИПИгаза», договор инжинирингового центра не может считаться стандартным подрядом и попал в настоящий рейтинг по формальным основаниям. Более подробно о договоре между «Газпромом» и «НИПИгаз» — в интервью гендиректора «НИПИгаза» Алексея Вертягина.
http://www.forbes.ru/rating-photogallery/313039-koroli-goszakaza-2016-reiting-forbes/photo/3
============

Совладелец «Сибура» Кирилл Шамалов впервые попал в составляемый Forbes рейтинг «Короли госзаказа»[1]. Дебютант рейтинга с суммой господрядов 148,8 млрд рублей занял четвертое место.

В июле одна из структур «Сибура», «НИПИгазпереработка», подписала договор с «Газпромом» на строительство Амурского газоперерабатывающего завода (ГПЗ) за 790,6 млрд рублей. Более крупного подряда на портале госзакупок за все годы его существования не нашлось. Строительство завода, как и его финансирование, растянуто на годы, подчеркнул представитель «Сибура»: «НИПИгазпереработка» должна передать завод «Газпрому» в рабочем состоянии в 2025 году.

Короли госзаказа

4. Кирилл ШамаловЗаказчики: Газпром
Доли в основных компаниях-подрядчиках: 18,6% НИПИгазпереработка
Сумма господрядов: 148,8 млрд руб.

Для 33-летнего предпринимателя из Санкт-Петербурга, совладельца «Сибура» Кирилла Шамалова 2015 год выдался удачным. В июле одна из структур нефтехимического холдинга подписала договор с «Газпромом» на строительство Амурского ГПЗ за 790,6 млрд рублей. А в декабре совладельцем «Сибура» стала китайская госкомпания Sinopec. По этой сделке весь нефтехимический холдинг оценен в $13,38 млрд без учета долга. Для Шамалова, который только в 2014 году купил 17% компании у Геннадия Тимченко исходя из оценки примерно $10 млрд, вложение в «Сибур» оказалось очень выгодным. Сделка с Sinopec позволяет считать Шамалова долларовым миллиардером. Forbes оценил состояние молодого предпринимателя в $1,2 млрд с учетом долга, взятого на покупку акций «Сибура». Кирилл, младший сын совладельца банка «Россия» Николая Шамалова, пришел в «Сибур» в 2008 году после работы в «Газпроме», «Рособоронэкспорте», Газпромбанке и аппарате правительства. Первые 4,3% нефтехимической компании он приобрел в 2011–2013 годах по опционной программе для менеджеров «Сибура».

По мнению представителя «НИПИгаза» — дочерней структуры «Сибура», договор инжинирингового центра не может считаться стандартным господрядом и попал в настоящий рейтинг по формальным основаниям. Более подробно о договоре между «Газпромом» и «НИПИгаз» — в интервью гендиректора «НИПИгаза» Алексея Вертягина.
По мнению представителя «НИПИгаза», договор инжинирингового центра не может считаться стандартным подрядом и попал в настоящий рейтинг по формальным основаниям. Более подробно о договоре между «Газпромом» и «НИПИгаз» — в интервью гендиректора «НИПИгаза» Алексея Вертягина[2].

По оценке Forbes[3], Кирилл Шамалов входит в число российских миллиардеров c состоянием не менее $1,2 млрд. В 2015 году агентство Reuters сообщило[4], что Шамалов женат на младшей дочери президента России Владимира Путина Катерине Тихоновой.

Короли госзаказа

Лидером рейтинга «Короли госзаказов» стал Аркадий Ротенберг 60, в 2015 году занимавший второе место. «Стройгазмонтаж», которым миллиардер владеет единолично после покупки 17% у брата Бориса Ротенберга 99, получил подряды на сумму 555,5 млрд рублей. Шесть крупнейших подрядов — контракт на возведение Керченского моста на 228,3 млрд рублей и пять подрядов от «Газпрома» на строительство части газопровода в Китай «Сила Сибири» на 198 млрд рублей — «Стройгазмонтаж» получил без конкурса.

Второе место с подрядами на 344,4 млрд рублей занял еще один новичок рейтинга Леонид Михельсон 7. Как и Кирилл Шамалов, он попал в список благодаря контракту «НИПИгазпереработки» с «Газпромом» по Амурскому ГПЗ.

На третьем месте — Геннадий Тимченко 9, компании которого получили господряды на 161 млрд рублей. В начале 2015 года ЗАО «Стройтрансгаз» получило без конкурса подряд на строительство одного из участков газопровода «Сила Сибири» за 46,5 млрд рублей. В свою очередь ОАО «Стройтрансгаз», отказавшееся[5] строить Керченский мост, подрядилось построить мостовой переход «Фрунзенский» через реку Самару за 12,3 млрд рублей.

В совокупности «Короли госзаказа» в 2015 году получили без конкурса заказов более чем на 1 трлн рублей. Лидеры прошлогоднего рейтинга[6] Искандер Махмудов 29 и Андрей Бокарев 104[7] на двоих разделили 130 млрд рублей и в рейтинг не вошли.
http://www.forbes.ru/news/313551-kirill-shamalov-voshel-v-reiting-korolei-goszakaza
===============

Короли госзаказа

В Кремле знакомы с публикацией журнала Forbes и считают процесс получения подряда в рамках госзаказа строго регламентированным и осуществляемым «на основе четко определенных правил и в соответствии с законодательством». Об этом 25 февраля заявил журналистам пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.
«За соблюдением законодательства, безусловно, осуществляют контроль соответствующие структуры — это и прокуратура, и правоохранительные органы. Поэтому из этого мы исходим», — цитирует[1] представителя Кремля ТАСС.
http://svpressa.ru/economy/news/143150/?rss=1
==================

Более половины жителей российских моногородов (60 процентов) оценивают социально-экономическое положение своего населенного пункта нетерпимым или «терпимым с трудом». Об этом свидетельствуют данные декабрьского опроса службы спецсвязи и информации ФСО России, с которым удалось ознакомиться изданию РБК[1].

Еще пять процентов респондентов считают, что живут за чертой бедности, и почти 36 процентов говорят, что найти достойную работу в их городе практически невозможно. Издание отмечает, что похожий опрос проводился в июне 2015 года и тогда жители моногородов воспринимали социально-экономическую ситуацию более оптимистично.
Ранее премьер-министр Дмитрий Медведев говоря о том, какие меры принимает правительство для поддержки людей в условиях кризиса, заявил, что для моногородов развернуты отдельные программы[2] поддержки занятости.

Справка СП:
Моногород — населенный пункт, экономическая деятельность в котором тесно связана с единственным предприятием или группой тесно интегрированных между собой предприятий. Всего в России насчитывается 319 моногородов, в них проживают 14 миллионов человек.

источник

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.