Курды не хотят воевать за всех

Курды не хотят воевать за всех

комментаторам, камлающим на курдов, которые якобы “всем покажут”, если им насыпать оружия, посвещается

К вопросу о пользе “живой” журналистики. The Wall Street Journal опубликовал статью своего корреспондента Сохраба Ахмари, побывавшего в иракском Курдистане и пообщавшегося там с главой Совета безопасности правительства курдской автономии Масруром Барзани. Статья фактически является пересказом их беседы и наводит на размышления о ситуации не только в этом, жарком во всех отношениях, регионе.

Для начала, сенсация номер один. Иракские курды устами Барзани открыто заявили о намерении создать свое независимое государство. Собственно, об этой мечте курдов известно как минимум несколько десятков лет, но периодически тема уходила в тень. Больше того, наиболее активные сторонники этой идеи в прошлом — турецкие и сирийские курды, сегодня говорят исключительно об автономии в составе, соответственно, Турции и Сирии.

Все последние годы проблема иракских курдов, особенно после того как в Ирак вошли американские войска и свергли режим Саддама Хусейна, стояла, вроде бы, не так остро. В отличие от своих сирийских и турецких братьев, у иракских курдов была своя национальная автономия. И даже после нескольких лет нынешней гражданской войны в Ираке (фактически расколовшемся по национальному и конфессиональному признакам на несколько частей), в том числе, после сражений курдов с боевиками “Исламского государства” (террористическая организация, запрещенная на территории РФ), они также не поднимали эту тему. И вот теперь слово сказано.

Курды не хотят воевать за всех

“Почему все народы на планете имеют право на независимость, на самоопределение — все, кроме курдов? Разве это справедливо? Этого хочет мир?”, — задается вопросами Барзани. У турок и иранцев есть свои собственные государства, а у арабов их 22, напоминает автор статьи в The Wall Street Journal. “Так почему курдам нельзя иметь свое государство? Мы больше ни о чем не просим, но мы не согласимся на меньшее”, — говорит глава службы безопасности иракского Курдистана.

Подтолкнет ли такая позиция иракских курдов к тому, чтобы радикализировались требования их сирийских и турецких собратьев — пока вопрос открытый. Во всяком случае, недавно в личной беседе эксперт по курдской проблеме, член Национального конгресса Курдистана Фархат Патиев уверял автора этих строк в том, что турецкие и сирийские курды, которые фактически являют собой единое целое (иракские курды — это несколько иное, сказал он), на данном этапе требуют исключительно автономии. Но, похоже, ситуация меняется.

Понятно, что “великие державы” и их военные коалиции ищут в Сирии и Ираке не только бескорыстную победу над ИГ но, в первую очередь, собственную выгоду. Как экономическую, так и внешне- и внутриполитическую. Однако политики боятся глобальных геополитических изменений, все они консервативны. Новое достаточно крупное государство на Ближнем Востоке, в стратегически важном для всех мировых игроков регионе, — такое будущее пугает слишком сильно, поэтому все мировые игроки, в первую очередь, американцы, пока осторожничают с поддержкой инициатив курдов.

Понятно также, что и пророссийская, и проамериканская коалиции хотят “бесконтактной” войны против “Исламского государства”. Обе они рассчитывают таскать каштаны из сирийского и иракского огня руками курдов. Правда, для России это пока лишь идея, высказанная, в частности, ее министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Американцы, как известно, эту идею реализуют на практике — давно и активно снабжают оружием сирийских курдов и, частично, иракских.

Курды не хотят воевать за всех

Проблема в оказании помощи иракскому Курдистану состоит в том, что США в этой стране стараются действовать преимущественно через Багдад, то есть, через “центральное” правительство этой страны, стремясь таким образом сохранить ее уже давно не существующее единство. Эта формально правильная позиция на деле создает ряд препятствий. Во-первых, как можно понять из слов Барзани, большая часть современного американского тяжелого вооружения до курдов, лучшей на сегодняшний день сухопутной антиигиловской силы, не доходит. Они воюют в основном старьем, доставшимся им от прежней армии Хусейна.

Вашингтон усердно снабжает Багдад, представляющий сегодня главным образом мусульман-шиитов, деньгами и оружием. Однако эти шиитские формирования не особо усердствуют в боях против войск ИГ, зато “отличаются” в военных преступлениях в отношении суннитов. По словам Ахмари, “излюбленными противоповстанческими методами (официальной иракской армии) остаются поджоги суннитских деревень и просверливание черепов суннитов электроинструментами”. Эта “антитеррористическая” деятельность почему-то не вдохновляет суннитских повстанцев отходить от ИГ и переходить на сторону “центрального” иракского правительства.

Другая проблема, о которой как о гипотетической возможности, автор этих строк некоторое время назад уже упоминал, состоит в том, что курдские военизированные формирования Пешмерга могут очень хорошо отбивать нападения на свою территорию или даже предпринимать небольшие успешные наступательные операции на свои населенные пункты, захваченные противником. Но за пределы своей территории они особенно не рвутся. Пешмерга — это, по большому счету, образец действительно оборонительной армии, построенной по милиционному принципу. В этом смысле желание сделать курдов “нашей пехотой”, регулярно озвучиваемое то российскими, то американскими политиками — не более чем мечты.

Курды не хотят воевать за всех

У самих курдов на этот счет никаких иллюзий нет. Барзани прямо говорит западному корреспонденту, что нужна “освободительная сила, а не сила, способная создать бреши” в обороне джихадистов. По его мнению, одними авиаударами, без полноценной наземной операции союзнических сил, “Исламское государство” победить не удастся. Собственно, постепенно все к этому и идет. Ряд стран — США, Турция, Россия постепенно наращивают свои группировки в Ираке и Сирии, масштаб наземных военных действий будет неизменно расти, ведь только в Ираке, по данным того же Барзани, игиловцы обладают современным тяжелым вооружением, включая танки и бронемашины, которым можно вооружить 12 дивизий. С такой армией одной курдской пехотой не справишься.

Александр Желенин

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.