Москва приступила к постепенному установлению паспортного контроля на российско-белорусской границе

Российско-белорусский кризис зимы 2016-2017 годов войдет в историю отношений между Москвой и Минском как пример неудержимой эскалации противостояния партнеров по интеграции, подобно эпидемии охватывающей все основные политико-экономические устои Союзного государства Беларуси и России: доступ Беларуси к дешевым российским энергоносителям, обеспечение безопасности России на западном направлении и гарантии транзита через Беларусь.

Москва приступила к постепенному установлению паспортного контроля на российско-белорусской границеКосвенным свидетельством того, что кризис вышел за рамки СГ является то, что возникшие между странами противоречия комментируют МИДы Беларуси и России. Последний раз Россия и Белоруссия в подобном объеме задействовали друг против друга свои дипломатические ведомства осенью 2010 г.

 Союзный рубеж?

Стоит напомнить, что до недавнего времени Россия считала западную границу Беларуси единым союзным рубежом. Более того, во второй половине 1990-х годов западная граница, которая со временем стала границей НАТО и Евросоюза, за российские деньги была полностью модернизирована. Так что очень странно на этом фоне выглядит заявление А. Лукашенко о пограничном режиме в Беларуси и России: «Если Россия озаботилась, то я ей всегда говорю: дай Бог вам нести на границе службу так качественно, как это организовано в белорусских пограничных войсках. Им еще очень далеко до того уровня контроля на границах, которая имеет Беларусь»

Реплика

Стоит напомнить, что А. Лукашенко никогда не упустит возможность «бросить камень» в Россию. То экономика в РФ «загибается», то по сравнению с Россией, «здесь (в Беларуси) народ еще не пропит», то россияне безумно «завидуют» белорусам, но своеобразным апофеозом традиционного очернения единственного реального союзника Беларуси стало заявление белорусского президента (о чем?)

Между тем, самым ярким примером «высококачественной» охраны рубежей РБ остается «бомбежка» окрестностей Минска шведскими плюшевыми мишками (2012 г.). Россия, которая немало вложила в модернизацию белорусской западной границы, могла бы строго спросить за такие провалы в «качественной охране границы».

Можно привести еще немало примеров наличия «коридоров» на западной границе РБ, включая на участке белорусско-латвийской границы или многолетнего функционирования силами легкомоторной авиации воздушного «моста» между Литвой и Беларусью. Так что не А. Лукашенко бахвалиться…

Трещины

Прежде всего, необходимо отметить, что в стадии распада находится вся договорная система по поставке в Беларусь российских газа и нефти, а также транзита российской нефти через территорию республики. Возобновившиеся в Москве переговоры в данном важнейшем секторе взаимоотношений двух стран перспектив не имеют. Белорусская сторона продолжает настаивать на немедленном вводе единого рынка энергоносителей в ЕАЭС (учитывая, что белорусское государство и белорусские нефтепереработчики не несут каких-либо инфраструктурных расходов, создание единого рынка энергоносителей в формате экспортных пошлин означает создание невиданного по мощности белорусского нефтяного офшора), возобновлении поставки российской нефти в Беларусь в полном объеме (24 млн. тонн в год) и изменении формулы оплаты российского газа.

В конце завершившейся недели Минск распространил новый повышенный тариф на транзит российской нефти на весь 2017 г. (ранее тариф должен был работать до 31 марта 2017 г.). Тариф не согласован с российской стороной, что может привести в феврале к непредсказуемым последствиям по образцу января 2007 г.

Учитывая заявление А. Лукашенко от 20 января 2017 г., в котором белорусский президент ставит задачу найти «альтернативу» российской нефти («катастрофы нет, но сокращение поставок нефти от Российской федерации должно быть замещено альтернативными вариантами»), можно утверждать, что белорусское руководство завершило подготовку к жесткой нефтегазовой «войне», которая может начаться в феврале-марте текущего года.

Активное использование белорусской стороной темы российского «военного давления» на Минск, включающей активно распространяющуюся в белорусском, а следом и в европейском медийном пространстве, дезинформацию о подготовке российского вторжения в Беларусь, поставило под сомнение военно-стратегическое сотрудничество между двумя странами. Стоит напомнить, что сохраняются проблемы и в военно-технической кооперации между Россией и Беларусью.

За последние дни к проблеме обеспечения безопасности в рамках Союзного государства вновь примкнула тема внутренних и внешних границ СГ.

Вопрос национальной безопасности России

Традиционно, российское руководство по вопросам национальной безопасности никогда и ни с кем, ни на какие компромиссы не идет. Вопрос охраны границ, являясь составной и важнейшей частью проблемы обеспечения национальной безопасности России, остается крайне болезненным для Москвы и всегда занимает приоритетное место в отношениях с соседними странами. Это относится и к Беларуси.

До недавнего времени в рамках всех возникающих в российском экспертном сообществе дискуссий о необходимости существования и перспектив Союзного государства Беларуси и России, основной набор аргументов сторонников сохранения СГ был связан с необходимостью «прикрытия» российской границы с Запада, то есть обеспечения национальной безопасности России со стороны Беларуси в формате «не смотря ни на что… западнее у нас (России) кроме Беларуси союзника нет».

Реплика

Периодически появляющиеся в белорусском Интернете «угрозы» в адрес России чаще всего связаны с «перспективами» открытия баз НАТО в Беларуси («под Смоленском»). Формат такого рода «угроз» крайне примитивен: «Не дадите нефти, пустим НАТО». На самом деле, все домыслы о базах НАТО в Витебской и Могилевской областях, на самом деле являются наивными провокациями.

Во-первых, стоит напомнить, что не Беларусь «прикрывает» Россию от НАТО на «западном направлении», как любит заявлять А. Лукашенко (интересно, а чем Минск может противопоставить ракетно-ядерному удару НАТО?), а как раз наоборот. На самом деле именно Россия «прикрывает» Беларусь из Калининграда, т.е. с Запада. И российской армии есть чем ответить НАТО из балтийского российского анклава.

Во-вторых, появление баз НАТО на белорусской территории невозможно (оставляем за скобками символические контингенты сухопутных войск НАТО, появившиеся в Прибалтике), пока существует все тот же российский Калининград. Иными словами, в Беларуси повторяется ситуация с Украиной, вступлению которой в НАТО препятствует, помимо целого ряда причин, наличие российской базы в Приднестровье, как говорится в самом «тылу» врага…

Калининград делает «белорусский плацдарм» или так называемый «белорусский балкон» пропагандистским мифом.

«Третий» лишний

Возвращаясь к теме границ, придется признать, что, несмотря на наличие СГ, за последние десятилетия пограничные проблемы между Россией и Беларусью никогда и никуда не пропадали. Белорусская сторона с удовольствием получала российские деньги на модернизацию границы с Литвой, Польшей и Латвией, но за годы существования Союзного государства Минск, несмотря на все попытки со стороны Москвы так и не сформировал с Россией единого визового пространства.

Действительно, у России и Беларуси разные визовые режимы с десятками стран. Учитывая данное положение дел, российско-белорусская граница всегда оставалась открытой исключительно для граждан России и Беларуси. Правда, проследить за этим было невозможно – пограничный контроль до 2008 года на границе отсутствовал.

Однако, официальный Минск традиционно испытывающий валютный голод и проявляющий удивительные способности в поисках вариантов заработать на всем, что угодно, включая соседей, в одностороннем порядке решил взять на себя функции российского консульства, предоставляя тем или иным гражданам «третьих» стран, а то и представителям целых государств, доступ к открытой со стороны Беларуси российской границе.

Данный факт придется отметить особо: нет никаких соглашений, позволяющих белорусскому МИДу выдавать визу на въезд в Россию, как и соглашений в рамках Союзного государства, открывающих транзит граждан «третьих» стран в Россию, что не помешало белорусскому руководству устроить из республики транзитный коридор на территорию России для граждан «третьих» стран.

После открытия белорусской границы для граждан 80-ти государств (запланировано в феврале 2017 г.), погранично-визовой дисбаланс в рамках Союзного государства приобретает критический характер.

Цели Минска

Упорство Минска, не желающего связывать себя с какими-либо визовыми соглашениями с Россией, определено не только желанием извлекать доход от соседства с Россией, но и тем, что единая визовая зона в рамках СГ мгновенно лишает РБ не только статуса транзитной страны, но и своеобразного политического «шлюза» между Западом и Востоком. Ведь до недавнего времени белорусское руководство фактически по своему усмотрению решало, кого впустить в Россию, а кого нет. Причем мнение Москвы никого не интересовало. В качестве примера можно вспомнить почти постоянное присутствие в Минске в 2005-2007 годах Бориса Березовского, разыскиваемого СК РФ, к которому имели свободный доступ его сторонники из России.

На днях через Беларусь бежал на Запад разыскиваемый за износилование скандально известный художник Петр Павленский, находившийся в розыске. Белорусские компетентные органы его спокойно выпустили из страны.

Между прочим, того же Б. Березовского Москва не раз просила задержать и выдать, намекая на то, что он в «черных списках», на что белорусское руководство демонстративно не реагировало. Между прочим, А. Лукашенко об этом как-то резко забыл: «Тебя обязательно проверят, кто ты такой, точно так, как в России, — паспорт предъявил, компьютер отметил. Нормальный человек — проходи, пять дней живи в Беларуси. Нет — компьютер сразу укажет». Что на это сказать? Иногда А. Лукашенко поражает своей наивностью… Неужели он считает, что Россия поверит «белорусскому компьютеру», который что-то там «укажет»? Березовского и не только беглого российского олигарха «белорусский компьютер», естественно указывал и не раз, а толку? О каких совместных «черных списках» можно вести речь с А. Лукашенко?

Во-первых, при свободном доступе к белорусской территории граждан 80-ти государств никакие «черные списки» силами белорусских спецслужб составить невозможно. Придется весь мир «прочесывать». Проще сразу ставить на входе в терминал аэропорта или агентов спецслужб США или сотрудников ФСБ.

Во-вторых, совместная работа со списками подразумевает полное доверие партнеров друг к другу, чего, к сожалению, давно нет.

Между тем, до сегодняшнего дня доступом к территории России белорусское руководство козыряет и в диалоге с Западом. Минск откровенно намекает своим партнерам в Евросоюзе, что А. Лукашенко имеет особый неконтролируемый «вход» на территорию России.

Так что, исходя из собственных экономических и политических интересов белорусское руководство готово и дальше отстаивать свое желание и дальше распоряжаться российской границей и организовывать через неё транзитные «тропы».

Страна нелегальных «тропинок»

Своеобразный пограничный статус Беларуси два последних десятилетия неоднократно использовался белорусскими властями в целях организации транзитных «троп» для массовых перемещений граждан «третьих стран». В 2008-2011 гг. через территорию Беларуси пролегала и активно работала «грузинская тропа», с 2015 года до настоящего времени – «украинская».

Со своей стороны, Москва неоднократно и безрезультатно поднимала вопрос о преступно свободном доступе к российской территории со стороны Беларуси. В связи с этим забрасывала Минск письмами и поднимала данный вопрос на Высших Госсоветах СГ, но белорусская сторона по традиции упорно отстаивала собственное («суверенное») право регулировать доступ к границам соседней страны и категорически отказывалась признавать факты использования белорусской территории для нелегального транзита граждан «третьих» стран в Россию. В итоге, в данном секторе российско-белорусских отношений возник тупик.

Возвращение контроля

Убедившись, что Минск будет и дальше фактически торговать российской границей, Москва приступила к постепенному установлению паспортного контроля на российско-белорусской границе.

Пограничный контроль начался с появления полиции в 2008-2009 годах на перронах Белорусского вокзала в Москве и Витебского в Санкт-Петербурге. В 2010-2012 годах россияне уже проверяли паспорта в автобусах, прибывающих из Беларуси на территорию России. С ноября 2016 года паспортный контроль на автострадах стал тотальным, что вызвало негодование белорусской стороны, привыкшей распоряжаться соседским «огородом» по принципу «все вокруг колхозное, все вокруг моё». В этом плане обращает на себя внимание заявление белорусского МИДа о том, что отсутствие границы между Россией и Беларусью является достижением Союзного государства и «это реальная свобода передвижения для граждан Беларуси и России, а также третьих стран». МИД РБ упрекнул Москву в том, что «сейчас российская сторона увидела проблему там, где не видела ее «два десятка лет» (отсутствии международных пунктов пропуска на нашей общей границе) (там же).

Ключевая фраза в заявлении белорусского МИДа – «два десятка лет». Фактически белорусское дипломатическое ведомство что подразумевает, что раньше было «так хорошо», Беларусь зарабатывала на транзите в Россию, а теперь эта «неблагодарная» Россия, отобрала у белорусов их «суверенное» право торговать «калиткой» в соседский «двор».

Проблема как раз в том, что Москва никогда не соглашалась, чтобы его «калиткой» распоряжался хитрый сосед, пропускающий на территорию РФ представителей тех стран, где проклятия в адрес России стали едва ли не национальными гимнами.

Однако, как оказалось, основные проблемы с границей были еще впереди… В начале 2017 года вопрос о доступе к территории России граждан «третьих» стран стал приобретать характер пограничного кризиса.

Визовая революция

Решение белорусского руководства от открытии безвизового въезда на территорию РБ через Национальный аэропорт г. Минска для граждан 80-ти стран сроком на 5 дней не оказался для российской стороны новостью (Указ президента РБ № 8 от 9 января 2017 года «Об установлении безвизового порядка въезда и выезда иностранных граждан»). Однако, данный вопрос с Россией, у которой с Беларусью, между прочим, открытая граница, не обсуждался и не согласовывался. Как бы Минск сейчас не лгал, что «все согласовано», это было одностороннее решение белорусской стороны в стиле какой-нибудь «банановой республики», низко кланяющейся богатым странам.

Вообще-то, нормальной практикой является согласованный и взаимный обмен безвизовым режимом в двустороннем формате. На этом фоне надежды белорусского МИДа на то, что Запад, «растроганный» столь решительным открытием границ РБ, в ответ в качестве благодарности предоставит и белорусам безвизовый режим, выглядят унизительно и явно неадекватно. Украина до сих пор ждет…

Для чего это сделано?

Радостные и одновременно рекламные рассуждения белорусских СМИ о том, что в Беларусь хлынет поток застоявшихся у белорусских границ, прежде всего европейских, туристов, является больными фантазиями. Проблема в том, что по большому счету предложить «массовому» зарубежному туристу в Минске нечего. В Беларуси можно найти чуть больше экзотики, но в целом все очень убого…

Будет работать экотуризм, отстрелят последнюю дичь и выловят последнюю рыбу, поводят хороводы вокруг Мирского замка, а дальше что? Ведь подразумевается, что кормить белорусских комаров будут сотни тысяч, если не миллионы зарубежных туристов.

Европейская Куба

Но на самом деле, положа руку на сердце, в Беларуси все-таки есть одна сфера её экономики, которая действительно привлекательная для зарубежного туриста, но только весьма специфического. Речь идет о прекрасно развитой отрасли игорных заведений и тесно интегрированной с ними сети минских борделей. Слава о европейской Кубе и её хозяине – европейском Батисте – Лукашенко, действительно идет по всей Европе.

Как показал многолетний опыт, игривому «туристу», для того, чтобы спустить все деньги в минских казино и дать себя обобрать проституткам требуется не более 3 – 4 дней. Остается добавить день прилета-улета, чтобы выйти на пресловутые пять дней для безвизового доступа к Беларуси.

Стоит напомнить, что минские казино и секс-отрасль контролируют олигархи из окружения А. Лукашенко и доход от них поступает непосредственно в карман «семьи». Так что безвизовый доступ в Беларусь является естественным компонентом для любителей рулетки и секс-туров, который должен валютный ручеек в карман президентского клана превратить в реку. Но об этом, естественно, белорусские СМИ не говорят, зато буквально «поют» о мечте зарубежных туристов посетить «Линию Сталина»…

Россия — против?

Любопытно то, как только указ президента о «безвизе» увидел свет, в белорусских СМИ по принципу «знает кошка, чье мясо съела», тут же началась истеричная кампания против России, которая, мол, «недовольна». Видимо от России ждали ликования и обязательную зависть…

Российская сторона, действительно встретила открытие границ Беларуси настороженно, но сдержанно, по традиции посетовав об отсутствии единого «визового пространства» между двумя странами (С. Лавров). Белорусский МИД оперативно ответил, что для Москвы открытие белорусских границ не было новостью: «… в ходе последних (выделено мною – А.С.) консультаций мы наших российских партнеров информировали о том, какие акты были приняты и какие планируются к принятию. В том числе обозначили возможность организации безвизового въезда в Беларусь» (10.01.2017, начальник главного консульского управления МИД РБ И. Фисенко)

Видимо, вышеназванное «информирование» белорусской стороны и имел в виду пресс-секретарь президента России Песков, говоря о «координации» (термины в данном случае играют ключевую роль): “Наши соответствующие службы находятся в постоянной, ежедневной координации, в том числе и в рамках Союзного государства, поэтому здесь никаких сомнений быть не должно”.

Однако ни «информирование», как и «координация» не означают согласия партнера на изменение визового режима в рамках Союзного государства. По этой причине невозможно согласиться с утверждением белорусского президента о том, что «…этот документ (указ о введении Беларусью безвизового режима на срок до пяти суток для граждан 80-ти стран – А.С.) полтора года разрабатывался и согласовывался со всеми нашими соседями, в том числе с Россией». Проблема в том, что с РФ белорусский безвизовый режим не согласовывался. Москву поставили в известность и не более того. А. Лукашенко лжет.

Зачем белорусский президент говорит неправду? Причина проста: когда Москва, не добившись от Минска хотя бы формального диалога по вопросам виз и миграции, начнет в одностороннем порядке еще более ужесточать контроль на российско-белорусской границе, то эти шаги РФ вызовут в белорусском руководстве новую волну всё тех же «воплей», но уже с белорусской стороны в формате «мы же предупреждали, мы же согласовывали…».

На что это рассчитано? На то, что Россия, у которой и так проблем выше головы, в очередной раз отмахнется и проглотит и все, как мечталось в заявлении белорусского МИДа, будет по-прежнему неизменно еще лет двадцать – Беларусь и дальше будет торговать «калиткой» на российской границе.

Есть и третья причина, заставившая А. Лукашенко лгать. Видимо от белорусских аналитиков не ускользнуло то, что в российском экспертном сообществе был сделан однозначный вывод о российском векторе открывающего в Беларуси столь масштабного «визового окна»: Национальный аэропорт в белорусской столице должен стать открытыми «воротами» в Россию, т.е. в Москву, до которой можно доехать от основного белорусского авиатерминала на автомобиле за 6-7 часов.

Но через несколько дней после указа А. Лукашенко о «безвизе», оказалось, что перспективы «прорыва» западной границы Союзного государства могут оказаться еще более масштабными…

Мигранты

Информация о выделении Беларуси Евросоюзом 7 млн. евро для обустройства мигрантов на территории Беларуси оказалась тем самым незаменимым «пазлом» в общей мозаике разгорающегося в январе 2017 г. российско-белорусского пограничного кризиса.

Если белорусский «безвиз» для Москвы не был новостью, то к скорому появлению в Беларуси лагерей для мигрантов в Кремле не были готовы. Однако и в этом случае в российском МИДе только посетовали, что между двумя партнерами по Союзному государству нет, не только «единого визового пространства», но и «единой миграционной политики» (С. Лавров).

Необходимо напомнить, что Беларусь остается единственным государством Европы, которое до сегодняшнего дня так и не заключила ни с одним из своих соседей договоров о реадмиссии, позволяющих возвращать нелегальных мигрантов на территорию страны, откуда они прибыли. Учитывая данный факт, в российской экспертной среде возникло понимание того, прием Беларусью беженцев с дальнейшей отправкой их через российско-белорусскую границу в Россию является частью готовящегося белорусско-европейского соглашения. В принципе, очень осторожно на это намекнул и министр иностранных дел России, не забыв отметить, что «это внутреннее дело Беларуси».

Тем не менее, реакция официального Минска была истеричной. Посыпались обвинения – разъяснения, а также уверения, что С. Лавров «все напутал» и ему «не так все преподнесли». В общем, в очередной раз белорусов «не поняли»…

Но как всегда, все испортил А. Лукашенко, которой столь эмоционально 20 января 2017 г. отвергал перспективу превращения Беларуси в «отстойник» для мигрантов, что невольно породил новую волну сомнений в своей искренности. Тем более, что от денег ЕС А. Лукашенко все-таки не отказался…

Дополнительные сомнения у наблюдателей вызвало то, что нападки белорусского президента случилась на фоне внешне безмятежной реакции Москвы. Никто из высших должностных лиц РФ, за исключением , разве что,уже упомянутой очень осторожной реакции Лаврова, по данной проблеме не проронили ни слова (!). Однако такое демонстративное молчание официальной России белорусским президентом было трансформировано в «вой и вопли» (?), что в свою очередь свидетельствует о том, что А. Лукашенко просто боится жесткого ответа России и пытается, как нашкодивший кот, заранее предстать в роли «жертвы»…

Реплика

Стоит напомнить, что благодаря так называемым аналитическим «докладам», с завидным постоянством появляющихся в белорусском медиа-пространстве и ярко живописующих то прорыв российских танков на белорусские просторы, то переворот и свержение белорусского президента, когда А. Лукашенко в очередной раз предстает то в роли единственного борца за белорусский суверенитет, то в качестве «жертвы» Москвы, которому необходима помощь консолидированного вокруг него белорусского общества и политического класса, а также, естественно, Евросоюза. Операция «вой и вопли» видимо должна была добавить красок в данный образ «мученика», который в одиночку держится из последних сил, отбиваясь от «давления» Москвы.

«Мост»

Учитывая что по традиции, Минск, развивая отношения с Западом, «платит» не демократизацией своей политической системы, а интересами союзной России. Это, на фоне миграционного кризиса в Евросоюзе, а также отсутствия между РФ и РБ единого визового пространства, единой миграционной политики и реальной государственной границы — создает идеальные условия для организации миграционного «моста» между ЕС и РФ.

Стоит напомнить, что РФ имеет с ЕС договор о реадмиссии и обязана принимать обратно мигрантов, проникших из России на территорию Евросоюза. Беларусь, находясь между ЕС и РФ и не имея договоров о реадмиссии, оказывается в роли идеальной «черной дыры» — того самого «отстойника» для мигрантов о котором столь ярко говорил А. Лукашенко.

Во всяком случае, становится понятна исключительно болезненная реакция официального Минска на усиление российского контроля за российско-белорусской границей. Ведь именно Россия должна стать конечным пунктом для бывших жителей Северной и Тропической Африки, а также Ближнего Востока. Интрига здесь вполне прозрачна: если на территорию России проникнут беженцы и мигранты, вернуть их обратно в Беларусь у российских властей не получится по причине отсутствия между РФ и РБ договора о реадмиссии.

Суверенное право

Тем не менее, необходимо отметить, что учитывая неурегулированность целого ряда пограничных и визовых проблем в рамках Союзного государства, все действия официального Минска в отношении предоставления безвизового доступа гражданам иных государств к собственной территории является абсолютно законным и легитимным, представляя из себя одно из проявлений суверенитета и независимости Республики Беларусь. Это подтвердил и С. Лавров.

Так что никто не может в данном случае в чем-то упрекнуть А. Лукашенко, когда он заявляет, что «Это наше суверенное право».

Минск имеет полное право открыть все свои границы, снять все визовые ограничения и собрать на своей территории хоть миллионы беженцев. Беларусь является суверенной и независимой страной и, никто не вправе отнять у нее желание жить, к примеру, за счет женской проституции или чтобы её кампании стали главными ассенизаторами крупнейшего города арабского мира – Каира (арабские профильные компании погнушались…).

Однако, не будет большим преувеличением считать, что пограничный кризис в рамках Союзного государства, активно разжигаемый А. Лукашенко и его клевретами, выступает в роли «бензина», щедро подливаемого в уже пылающие нефтегазовый, военно-стратегический, продовольственный, рыночный и иные «костры», на которых российско-белорусская интеграция превращается в дым.

Но в тоже время, если открытие границ РБ по всем азимутам является сугубо суверенным правом Минска и с этим никто не спорит, то все-таки стоит напомнить А. Лукашенко, что таким же суверенным правом беречь собственные границы обладает и Россия. Минску стоило бы об этом помнить…

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.