Моё признание в нелюбви к уКРАИНЕ

не любовь к ураинеМеня довольно часто упрекают в нелюбви к Украине. Дескать, виноваты в происходящем барыги у власти да получившие карт-бланш радикалы. А страна — она хорошая. И такого отношения к себе не заслуживает.
Но при этом как-то забывается, что страна — это и есть люди. Каждый из нас — винтик и гаечка в огромном механизме. И почти всегда именно граждане, руководствуясь или собственным умом, или поддаваясь чужому импульсу, влиянию и обещаниям, определяют — каким путём пойдёт страна.
Что касается любви к Украине, то, да, признаю, я её никогда не любила. Потому что не за что.
Да и родилась я в другой стране. Моя Родина — СССР. И это — непреложный факт, указанный в моём свидетельстве о рождении.

А теперь — по пунктам.
Появилась на свет я в одном из некогда лучших одесских роддомов. Сегодня этот памятник архитектуры, расположенный у самого моря, превращён в развалины.
И уже 16 лет, заброшенный и никому не нужный, напоминает дом с привидениями.
Росла я в обычной хрущевке, построенной в 66-м году, в квартире, полученной бабушкой (вдовой капитана) от китобойной флотилии. После развала Союза в доме ни разу не делался капитальный ремонт. И все бытовые проблемы жильцы решали самостоятельно и за свой счёт.
Садик. Я ходила в офигенный ведомственный детский сад от ЧМП. Там было всё. Бассейн, розы, вкусная еда, огромная территория и удивительные воспитатели. Но в начале 90-х его закрыли. Совсем. Не стало ЧМП. А государство брать на баланс не имело желания. Сад восстановили только в 2013-ом. Это было таким значимым событием в истории города и страны, что открывать его приезжал сам Янукович.
Школа. Довольно известная 100-я школа, где снимали “Приключения Петрова и Васечкина”. Мама постоянно сдавала деньги на ремонт, родители сами покупали, вешали и стирали шторы, папы чинили парты, мы заклеивали окна и приносили из дома мыло, туалетную бумагу и мел. Зато на первом этаже, где раньше была раздевалка, открыли кооператив. И куртки мы таскали за собой по кабинетам. Впрочем, в этом был резон, ибо отопление в период царствования газовой принцессы Тимошенко было большой редкостью. А ещё мы учились во вторую смену и веерное отключение электроэнергии вносило элемент экстрима в школьную жизнь.
Бабушка. 40 лет отдала одесскому роддому. В итоге потеряла все свои накопления и осталась с мизерной пенсией. Даже в положенный ей санаторий поехать не могла. Их распродали или просто закрыли.
Кстати, я так и не знаю, что такое — смена в летнем лагере. Детские оздоровительные учреждения на побережье оказались лакомым куском и их в рекордные сроки приватизировали. В те же, что остались на балансе государства, отпускать ребёнка было просто страшно.
Мама. Она работала в НИИ “Шторм”, который имел отношение к оборонной промышленности. Огромное предприятие, которое в 1991-ом просто закрылось. Сегодня там фитнес-клуб, автосалон, мойка и баня. Остальная часть территории так и простаивает. Есть инфа, что там что-то начали восстанавливать, так как “страна встала на военные рельсы”, но мне от этого не легче. Потому что тогда, когда тысячи людей в один момент оказались на улице, нам никакая Украина помощи не оказала. И мама, человек в с двумя высшими образованиями, выкручивалась сама. А потом и вовсе уехала. В Америку. И там реализовала себя. Здесь же её самой большой перспективой был бы лоток на 7-м километре. В лучшем случае.
Я. Хорошо, что с детства мне внушали, что самое главное — это учёба. Не только потому, что дур никто не любит, но и потому, что у нас нет денег на платное обучение в институте. Я таки поступила на бюджет. Но бесплатным образование всё равно не вышло. Да и после его окончания пришлось барахтаться самостоятельно. Страна не была заинтересована в молодых специалистах без опыта работы.
А потом у меня родилась дочь. За которую государство выплатило мне аж 160$. Ну и потом каждый месяц по 30$ отстёгивало. Правда, через полгода (аккурат с началом премьерства Тимошенко) эта сумма всё уменьшалась. Но, ничего, как-то справлялись. Но почему-то всегда — самостоятельно.
Кредит на квартиру мне и то выдал немецкий банк. Украина лишь стыдливо слупила налог на недвижимость)
И, да! Если до 2004 года была какая-то надежда на то, что всё будет хорошо, пусть не завтра, но будет, потому что в союзе с Россией упасть на самое дно не дадут, то после оранжевой революции стало понятно, что всё будет плохо.
Догадываетесь наверное, что за период президентства Ющенко поводов для любви к Украине у меня не появилось.
А потом пришёл Янукович. За которого мы голосовали только потому, что он мог восстановить изрядно испорченные связи и отношения с Россией. Потому что, да!!!, Украина — такое же “независимое” государство, как я — испанский лётчик. И только Россия могла дать нам всё необходимое, чтоб хотя бы выйти на уровень 2004 года. С долларом по 5, работающими предприятиями, минимальными кредитами и прочими прелестями эпохи застоя имени Кучмы.
И только мы как-то выдохнули и расслабились, как случился ноябрь 2013-го. Что было дальше — все в курсе.
Но так как речь о личном отношении, то такие как я — за короткий срок стали в/на Украине гражданами второго сорта. Русскоязычные “колорады и ватники, сепаратисты и агенты Путина”, которых можно безнаказанно жечь, расстреливать, давить танками и бомбить с воздуха. Наших родителей лишить всех социальных привилегий, детей засадить в подвалы, а нашу историю, память и сознание либо вывернуть наизнанку, либо запретить.
Если кто-то считает, что всё это сделано от большой и чистой любви к Украине, то, извините, отвечать взаимностью на откровенный геноцид и русофобию я не готова. Тем более, что тем, кто считает себя патриотом Украины, на самом деле плевать на страну.
Возврат Крыма им нужен для самоутверждения, а Донбасс для них — просто источник дохода.
Они так “любят” свою страну, что готовы продать самое ценное — землю. В обмен на безвиз, дешёвый лоукостер и химеру членства в Евросоюзе.
И вот ещё что. В России тоже были 90-е. А ещё там была Чечня, дичайшая приватизация и Ельцин. Но через десять лет хаоса нашлись силы, ресурсы и желание изменить ситуацию.
Да, Украине не повезло. У неё не оказалось своего Путина. Но ведь выбирать Ющенко, выходить на майдан и голосовать за Порошенко нас никто не заставлял. В принципе, будь у нас при власти Янукович, при правильном раскладе у нас тоже мог бы быть Путин. Не официальный, разумеется. И всё бы у нас было хорошо.
Но мы же, блядь, так любим себя в/на Украине и the Украину в себе, что готовы наизнанку вывернуться и кожу живьём содрать, лишь бы показать эту любовь всем и каждому.
А останови маленького украинца, заставь перестать скакать, дай отдышаться и спроси — а за что ты любишь свою страну?! Только чур, Анну Ярославну, выкопанное Чёрное море, Бандеру и вышиванку не предлагать.
И что он ответит?! Да ничего. Начнёт мычать про гидность, SHIT Европы, весь мир с нами и Путина.
А какая к черту гидность, если зарабатывать на жизнь можно не дома, а в Польше или России?!
Какой SHIT Европы, если генофонд пачками в гробах из АТО возвращается?!
Какой весь мир с вами, если за сраный безвиз и призрачную перспективу членства в ЕС — землёй, адскими реформами и кабальными кредитами рассчитываться приходится?!
Какой Путин, если вы сами друг друга обманываете, грабите, подставляете, сдаёте и взрываете?!
Что вы можете сделать вместе, всей страной, кроме как выложить трЫзуб из сала, устроить беспорядки, напасть пятеро на одного, спеть гимн и проклинать Россию?!
Вы даже коллективный сбор крышечек на протезы и кружки по плетению патриотичных маскировочных сеток забросили. Лень и надоело.
Вся ваша любовь — она здесь, в интернете.
Но громкими словами и пафосом ещё никого не удавалось сделать сытым, здоровым, успешным и богатым. Я сейчас не о Пономаре)
Так вот. Любить страну можно и должно. Но при условии, что она платит тебе взаимностью.
У меня с Украиной не сложилось. Ей всегда было плевать на меня. А потом и вовсе я стала для неё опасным рудиментом. От которого всеми способами надо избавиться.
Можно, конечно, было попробовать доказать, что и мы, “совки” с русской душой, имеем право на существование. Но хочется именно жить, а не существовать. Причём, в нормальных и адекватных условиях. Украина на компромисс не готова. Там сейчас вообще всё под лозунгом радикализма.
Вот и пришлось нам расстаться…
Не с миром. Зато теперь всё честно.
И, да! Уж лучше искренне признаться в нелюбви, чем всю жизнь делать вид, что всё отлично, на людях показушно целоваться в десна, а в душе люто ненавидеть. И в конце концов убить себя этой ненавистью.
Я так не умею. Не могу. И другим не советую.
У меня всё!

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.