На пороге смертельной эпидемии

На пороге смертельной эпидемии

Деятельность нынешнего минздрава опасна для граждан нашей страны, не только больных, но и здоровых.

Любопытны исторические параллели. Советская власть практически сразу после своего рождения одной из главных задач видела борьбу с инфекционными заболеваниями. Ситуация была ужасающая: болезни косили людей миллионами — сыпной тиф, чёрная оспа, испанка, холера, чума, малярия… Отлично выстроенная практически с нуля противоэпидемическая служба, массовая вакцинация, чёткая система медицинского обслуживания населения помогли победить все эти страшные болезни. Сегодня же в ходе антинародной «оптимизации» здравоохранения, похоже, власти решили «сэкономить» прежде всего на лечении инфекционных заболеваний. И это реально страшно, так как последствием этого может быть только одно — быстрое сокращение населения.

На пороге смертельной эпидемии

О ЗАКРЫТИИ инфекционных отделений и целых инфекционных больниц «Правда» уже писала. С тех пор если ситуация и изменилась, то только к худшему. И уже не вызывает удивления даже такое явление, как объединение в процессе «оптимизации» Опаринской центральной районной больницы в Кировской области детского и инфекционного отделений.

И это в то время, когда эпидемиологическая ситуация в России очень напряжённая. Даже в лучшие времена ежегодно в РФ регистрировалось 45—47 млн. случаев инфекционных заболеваний, число умерших достигало 20 тысяч человек. Сегодня такие статданные уже невозможно отыскать в открытых источниках. Нам говорят лишь о процентах уменьшения либо увеличения заболеваемости. Тем не менее даже по этой скудной информации можно судить о том, что вдруг возникли вспышки заболеваемости давно забытых брюшного тифа и малярии. С начала этого года, по данным Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей, отмечается рост заболеваемости коклюшем в 1,9 раза, краснухой — в 2,8 раза, энтеровирусными инфекциями — в 1,6 раза (в том числе энтеровирусным менингитом — в 1,7 раза), сальмонеллёзными инфекциями — на 14,7%, острыми кишечными инфекциями, вызванными возбудителями неустановленной этиологии, — на 5,1%, эпидемическим паротитом — в 2,4 раза, сибирским клещевым тифом — на 4,7%, трихинеллёзом — в 6,1 раза, крымской геморрагической лихорадкой — на 12,4%, лихорадкой Ку — в 4 раза.

Однако это всё цветочки по сравнению с болезнями, которые называют «чумой ХХI века», — туберкулёзом и СПИДом.

На пороге смертельной эпидемии
По туберкулёзным отделениям и диспансерам власть прошла катком.

Вот география «оптимизации»: д. Елино Коломенского района, Клин, Волоколамск, Орехово-Зуево, Рошаль, Наро-Фоминск, Ивантеевка (все в Московской обл.), Верхний Тагил, Волгоград, Сарапул (Удмуртия), Москва… И без того начиная с 1990 года, согласно докладу Российского детского фонда «Детский туберкулёз», заболеваемость детей этой страшной болезнью выросла в России более чем в 2,5 раза и в 15 раз превышает уровень заболеваемости детей туберкулёзом в развитых странах Европы. Наиболее высокая заболеваемость детей регистрируется в возрастной группе 3—6 лет.

И как не заражаться, если после «оптимизации» ЛПУ в Ижевске больных туберкулёзом (у многих уже в стадии распада) обследуют на том же томографе, где и обычных больных и детей. В той же Удмуртии, по сообщению врачей, в нарушение всех правил из-за решения о ликвидации туберкулёзного стационара, пациент с открытой формой туберкулёза был экстренно госпитализирован в обычное отделение реанимации Сарапульской ГБ №1, где и умер.

Врачи считают, что если бы пациент лежал в туберкулёзном стационаре Сарапула, он, скорее всего, был бы сейчас жив. А теперь в зоне заражения оказались приёмный покой, отделение реанимации, аппарат ИВЛ (искусственной вентиляции лёгких), к которому подключали пациента. Приходится проводить тотальную дезинфекцию, которая всё равно не снимает риск заражения окружающих. После контакта с таким больным все медики и пациенты имеют высокую опасность заболеть туберкулёзом, они должны наблюдаться у фтизиатра и получать профилактическое лечение. И это ведь только начало кошмара…

Трудно отделаться от ощущения, что кому-то кажется, что в России слишком много здоровых и, главное, живых людей. Иначе трудно понять, почему такое отношение к смертельным болезням? Ведь если, по данным минздрава, необходимые лекарства сегодня получают только 37% ВИЧ-инфицированных, а по информации Федерального центра СПИД — всего 28%, то это прямая угроза здоровью и жизни не только лишённым лечения больным, но и всем остальным, пока ещё здоровым людям.

Сами прикиньте, какова угроза для вас, ваших близких, для тех, кто болен и ещё здоров. Из доклада ЮНЭЙДС (объединение организаций ООН, созданное для борьбы с эпидемией ВИЧ и СПИДа) следует, что Россия по итогам 2015 года стала страной с крупнейшей эпидемией ВИЧ в мире, по темпам прироста новых случаев обогнав даже такие страны, как Зимбабве, Мозамбик, Танзания, Кения, Уганда. Сегодня вирус официально выявлен у 850 тыс. человек в России, но в реальности это, по-видимому, уже больше миллиона. Например, по данным главного врача Иркутского областного центра по профилактике и борьбе со СПИДом Юлии Плотниковой, в подведомственной ей области болен каждый 50-й житель.

И как на этом фоне воспринимать информацию из регионов о сокращении финансирования закупок лекарств против ВИЧ? ТАСС со ссылкой на региональный минздрав сообщает, что Республике Карелия выделено на 25% меньше средств по сравнению с 2015 годом. Аналогичные сообщения поступают из Красноярского, Пермского, Алтайского краёв, из Петербурга, Тульской, Челябинской, Иркутской областей, из Татарстана и других регионов. В некоторых из них сокращение финансирования составило до 30%. Больные Московской области жалуются, что уже больше двух месяцев не могут получить антиретровирусную терапию.

Для ненавистников нашего народа упрощается задача: не нужно засылать никаких террористов-смертников, достаточно просто не лечить больных СПИДом или туберкулёзом, превращая их в ходячие бомбы, поражающие окружающих.

Автор: Мария ПАНОВА.

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.