Информационный портал РФ

Наша жизнь вчера, сегодня, завтра

С точки зрения пчелы она живет обычной жизнью. И только пасечник знает, что на самом деле она собирает для него мед. Но пчела никогда не поймет этого, т.к. пасечник выходит за пределы масштабов ее «мышления».

Наша жизнь вчера, сегодня, завтра

Россия, вырвавшись из тоталитарного совка, на простор капитализма, все больше приобщается к его прелестям.
Однако пугает не это, а тот факт, что большинству это нравится и они вписываясь в условия рынка вновь и вновь голосуют за не сменного кормчего, тем самым подтверждая вышесказанное.
А осмысленность существования тонет в бытовых вопросах прямо здесь и сейчас.

Наша жизнь вчера, сегодня, завтра

Они вечно торопятся на работу, – я видел их тысячи, с завтраком в кармане, они бегут как сумасшедшие, думая только о том, как бы попасть на поезд, в страхе, что их уволят, если они опоздают. Работают они, не вникая в дело; потом торопятся домой, боясь опоздать к обеду; вечером сидят дома, опасаясь ходить по глухим улицам; спят с жёнами, на которых женились не по любви, а потому, что у тех были деньжонки и они надеялись обеспечить своё жалкое существование. Жизнь их застрахована от несчастных случаев. А по воскресеньям они боятся погубить свою душу. Как будто ад создан для кроликов![Герберт Уэллс “Война миров”, 1897]

Подавляющее большинство людей, примерно девяносто пять процентов, с самого рождения и до смерти живут по пути «Так надо». Это путь жизни, где за человека всё предопределено. Учись в школе, чтобы поступить в университет, чтобы найти работу. Какая средняя зарплата выпускника университета в крупном городе России? Десять-пятнадцать тысяч рублей. Учиться пятнадцать лет, чтобы получать пятнадцать тысяч? Для многих это – единственно приемлемый выбор. Ведь потом годам к двадцати пяти зарплату повысят до двадцатки, а там, глядишь, к тридцати годам пробьёшься и на зарплату в тридцать тысяч. Ровно на тот уровень, который получает парень, расставляющий палатки на рынке утром и собирающий их вечером. Без образования, без применения интеллекта. Просто способный вовремя вставать каждое утро и выполнять не самую сложную физическую работу.На этом же пути надо жениться, потому что пора. Надо купить машину в кредит, чтобы не хуже, чем у соседа по дому или по офису. Надо приобрести плазменный телевизор, чтобы смотреть «Новости» в качестве не хуже, чем смотрят Колян с Васяном. Надо оставаться на своей работе, чтобы отдавать кредиты. Надо вылизывать задницу и беспрекословно подчиняться начальнику, чтобы получить премию и поехать на неё в Турцию, где десять дней нажираться отвратным и дешёвым олл-инклюзивным пойлом. Надо иметь хорошую кредитную историю, чтобы дали кредит на новый холодильник. Хочется – пойти посмотреть матч футбольной Лиги чемпионов. Чтобы поорать «судья – гомосек!», нехитро и впустую выплеснуть эмоции. Хочется – выключить телефон на выходные, чтобы никто не трогал. Уехать куда-нибудь, где можно несколько дней ничего не делать и ни за что не отвечать.

Таков портрет жизни большинства. В старости эти люди будут говорить:

«Я уже ничего не хочу» и «Лично мне уже ничего не надо», как будто когда-то хотели и когда-то было действительно надо. Сидеть на лавочке и брызгать слюной на несовершенное устройство мира в целом. Умирать от цирроза печени и от рака лёгких.

И всё это в обмен на стабильность. Стабильную зарплату, социальные гарантии – бесплатное медицинское обслуживание, пенсия и прочие компоненты социального пакета. Медицина, предлагающая проводить часы в очередях. Пенсия, годная лишь на то, чтобы умирать не совсем голодным, с чувством глубокой преданности правительству за то, что питаешься чуть лучше, чем в Дахау.

Примерно четыре процента людей живут по пути «Так не надо». Мирный вариант – классический дауншифтинг. Сдал квартиру в крупном городе России, уехал жить в Азию. Ничего не делаешь, тепло, еда дешёвая. Более агрессивный путь – участие в различных деструктивных движениях, отрицание социума и социальных ценностей.

Есть и бессмысленные варианты – бомжевание, сидение в тюрьме по принципу украл-сел-вышел-выпил-украл-сел [таких сидельцев даже преступники не очень уважают].

Вариант относительно лёгкий – уход в курение марихуаны. Связанная с этим эстетика появилась среди американских негров, которые ничего делать не хотели. Планокурство – не очищение сознания, а убийство любых мотиваций и желаний. В целом «Так не надо» – путь по пустырю. Внутреннему и внешнему. Отрицание не порождает. Разрушать – не строить.

И только лишь один процент людей пытается жить по пути «Я хочу». Пути, где жизненный выбор определяется твоими желаниями, работа будет интересной, партнёры – любимыми, окружение будет развиваться вместе и предлагать новые пути движения вперёд. А жизнь может быть счастливой и полноценной. Однако один процент именно пытается. А удаётся, в свою очередь, только лишь проценту от процента.

В любой деятельности людей, достигших серьёзного успеха, можно пересчитать по пальцам одной руки. Остальные вроде и занимаются чем-то интересным, но топчутся на месте…

[“Успех”. Филипп Богачев, 2014.]

Лишь бы трудились и размножались — а там пусть делают что хотят. Предоставленные сами себе, как скот на равнинах Аргентины, они всегда возвращались к тому образу жизни, который для них естественен, — шли по стопам предков. Они рождаются, растут в грязи, в двенадцать лет начинают работать, переживают короткий период физического расцвета и сексуальности, в двадцать лет женятся, в тридцать уже немолоды, к шестидесяти обычно умирают. Тяжелый физический труд, заботы о доме и детях, мелкие свары с соседями, кино, футбол, пиво и, главное, азартные игры — вот и все, что вмещается в их кругозор. Управлять ими несложно. Среди них всегда вращаются агенты полиции мыслей — выявляют и устраняют тех, кто мог бы стать опасным; но приобщить их к партийной идеологии не стремятся. Считается нежелательным, чтобы пролы испытывали большой интерес к политике.От них требуется лишь примитивный патриотизм — чтобы взывать к нему, когда идет речь об удлинении рабочего дня или о сокращении пайков. А если и овладевает ими недовольство — такое тоже бывало, — это недовольство ни к чему не ведет, ибо из–за отсутствия общих идей обращено оно только против мелких конкретных неприятностей. Большие беды неизменно ускользали от их внимания. У огромного большинства пролов нет даже телекранов в квартирах. Обычная полиция занимается ими очень мало. В Лондоне существует громадная преступность, целое государство в государстве; воры, бандиты, проститутки, торговцы наркотиками, вымогатели всех мастей; но поскольку она замыкается в среде пролов, внимания на нее не обращают. Во всех моральных вопросах им позволено следовать обычаям предков

[Д. Оруэлл, “1984”]

* * *

Современному обществу потребления выгодно, чтобы никто не взрослел как можно дольше.
Знаете, как выглядит идеальный потребитель?

Наша жизнь вчера, сегодня, завтраЭто подросток любого возраста. В наушниках, с новым гаджетом в руках. Одетый по моде подросток. Подросток с большими амбициями.

Для системы, основанной на потреблении, человек — это всего лишь батарейка. Поэтому останавливаться нельзя. Он должен потреблять, потреблять, потреблять…

А для этого у человека должен оставаться вкус ко всему новому, что является типичной подростковой чертой характера. Stay hungry, stay foolish. Сегодня эти слова стали новой заповедью для молодежи.

Молодежь должна оставаться, как можно дольше, безрассудной и голодной. Голодной до новинок.

Проблема в том, что хороших предложений сегодня может быть сколь угодно много.

Люди меняют телефон раз в год. Место работы — раз в 2 года. Партнера — раз в 3 года. Сложно выбрать что-то одно. Сложно остановиться на этом. Сложно быть постоянным. Особенно, если система этого не хочет.

Останавливаться нельзя. Остановка — это сбой в системе. Любое глубокое переживание — это смена ритма потребления. Угроза всему механизму. Именно поэтому людям навязывается «позитивное» мышление. Сегодня горе отрицается, как факт современной жизни, и вытесняется из сознания людей.

Желание «не грузить» других делает человеческие отношения и чувства пластмассовыми.
На эту цель работает вся индустрия развлечений. Люди становятся слишком поверхностными. Поэтому банальные идеи в фильмах вроде «Облачного атласа» вызывают такой большой отклик среди людей, считающих себя не такими, как все…

Сейчас стало просто обязательным быть не таким, как все. «Креативность» — качество, без которого уже стыдно на люди показаться.

Поэтому такой всплеск популярности Инстаграма. Поэтому так модно сегодня быть neo-предпринимателем. Вечным cтартапером. И желательно — под готовые инвестиции. Ведь «подавать надежды» сегодня — стратегия куда более выигрышная, чем взять на себя риск и сделать что-то самому и до конца.

Высказывание, что в современном мире нет взрослых, а остались только состарившиеся дети, утратило свою актуальность.

Сегодня общество состоит не из детей, а из подростков, достигших половой зрелости и перезревших. Которые просто не хотят взрослеть. Ведь современная жизнь позволяет не расставаться с иллюзиями до самой пенсии.

источник

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top