Очумелые ручки. Как авторы программы “Пока все дома” зарабатывают на сиротах

Благотворительность как бизнес: 100 тысяч рублей за ролик о сироте

Оказывается, каждый милый ролик про сироту, который транслируется по Первому каналу в программе Тимура Кизякова “Пока все дома” стоит 100 тысяч рублей. Именно столько его платит Министерство образования семье Кизяковых за каждый “видеопаспорт” ребенка. Мы то думали, что это чистой воды порыв души, добрые сердца. Ан нет, ничего личного, просто бизнес.

Очумелые ручки. Как авторы программы "Пока все дома" зарабатывают на сиротах

Так, вот что написала журналист ТАСС Татьяна Виноградова у себя на странице:

“В пятницу на итоговом совещании с заместителями губернаторов по социальным вопросам представители Минобрнауки подняли интересную и неизбитую тему. Многие из вас, конечно, знают такую передачу “Пока все дома”, которую ведет бессменно Тимур Кизяков. Я всегда считала большим полезным делом видео-истории про детей-сирот, которым ищут родителей через эту телепередачу. Но я думала, что это благотворительный проект первого канала. Как же я была удивлена, узнав, что, оказывается, Кизяков делает видеопаспорта детей-сирот за счет Минобрнауки. Один видеопаспорт — 100 тысяч рублей. Тендер в год — 10 млн рублей.И при этом, как сказал на совещании представитель Минобра, Кизяков судится с другими благотворительными организациями, которые пытаются за свои средства, своими силами с помощью волонтеров делать такие видеопаспорта для других детей из детских домов, стараясь как можно больше детишек устроить в семьи. Судится он потому, что зарегистрировал авторское право на “видеопаспорт”. И выигрывает большинство судов, добавили в Минобре.

Я разочарована таким бизнесом. Это ж насколько надо быть жадным.”

Далее она приводит слова главы департамента госполитики в сфере защиты прав детей Минобрнауки Евгения Сильянова: “Единственным исполнителем государственного контракта на оформление “видеопаспортов” для детей-сирот на протяжении трёх лет является компания телеведущего Тимура Кизякова, придумавшего информационно-поисковую систему “Видеопаспорт”.

“Это компания, которая реализовывала три года проект на деньги Минобра. Три года подряд мы объявляли конкурс по 44 закону, он выигрывал и он получил на это деньги и за федеральные деньги выезжал в субъекты и снимал”, — сказал Сильянов. В 2014 году организация сняла 150 роликов о детях-сиротах, в 2015-м — 100, в 2016-м — также 100 роликов. “Приняли, претензий нет. Цена вопроса — 100 тысяч рублей один видеоролик”, — добавил представитель министерства.

По словам Сильянова, за последние 2 года конкуренция на этом рынке немного снизилась. “По 2016 году на конкурс, который мы объявляли, приходило, по-моему, не более 3 компаний, даже какое-то региональное телевидение. Мы, конечно, за то, чтобы здесь была честная конкуренция, но чтобы она не привела к ухудшению качества”, — пояснил чиновник.

В следующем году в планах министерства выделить не меньшую сумму победителю тендера. “Мы подавали заявку. Я думаю, что в ближайшее время, надеюсь, что на следующей неделе, будет понятно, сколько средств на эти цели будет выделено. Но я надеюсь, что не менее 10 млн рублей. Как только бюджет будет, мы объявим конкурс”, — сказал Сильянов.”

Насколько доходный этот бизнес семьи Кизяковых? Сайт госзакупок дает такие цифры:
13 млн рублей на 130 детей.
5 млн рублей на 50 детей.
5 млн рублей на 50 детей.
15 млн рублей (документация отсутствует) видимо на 150 детей.

Хотя в у других заказчиков и других поставщиков данные услуги стоят намного дешевле

500 тыс. на 25 детей
447 тыс. на 35 детей.

Забавно, как семейка Кизяков защищает свое право “рекламировать сирот”. Казалось бы, хорошо, что другие люди также хотят помочь с усыновлением сирот, берут пример с программы Первого канала и публикуют видеопаспорта. Но это лишь если вы действительно хотите помочь детям, а не заработать на них.
А если детки вам нужны чтобы капусты срубить, то тогда все понятно.

Вот, например, интересное судебное дело docs.pravo.ru/document/view…

Тут истец в лице кизяковской фирмы ООО «ВИДЕОПАСПОРТ» просит взыскать с ответчика 9 515 398 руб. денежной компенсации за нарушение исключительных прав.

Это за то, что в Санкт-Петербурге решили на интернет-портале размещать видеопаспорта детей. Суд, разобравшись, присудил истцу лишь 20 тысяч.

В общем, обманулись мы, господа в людях. Думали, они благое дело делают, а оказалось это исключительно доходный бизнес.

Особенно с судом классно. ОчУмелый гражданин Кизяков за деньги снял ролик для сбора денег на деток, этот ролик вывесил интернет-портал, с интернет-портала потребовали бабла за нарушение прав. Казалось бы, ну снял ты ролик, за деньги, причем сравнительно небольшие, ок. Почему же ты не заинтересован в максимальном распространении этих роликов? А может быть для тебя это в чистом виде бизнес на детях? И так много где.

– На улице юноши и девушки с коровьими глазами собирают деньги в коробочки с фотографией больных детей? На 99% это мошенники.

– Сбор средств в сети? 50/50

– А благотворительные организации, оставляющие себе львиную долю собранных средств, вспомните скандалы, когда лечение затягивалось просто чтобы доить народ. До сих пор помню, как давно уже — представители московской коммерческой структуры верещали моим друзьям в трубку “зачем остановили сбор, ведь засылают же! Ну и что что все собрано, бабло же!”. И все это очень живо и искренне.

И это лишь малая часть. В итоге люди разочаровываются и перестают помогать вообще.

Мощную работу в этом направлении ведет Общественная палата РФ, развивая систему поддержки НКО и гражданской активности в регионах. Форумы Сообщество, грантооператоры, образовательные мероприятия. Но здесь эту деятельность заметили и начали давить уже из-за рубежа. Выступление гражданки США Алексеевой (МХГ) мы уже слышали, теперь бомбит Дождь: заметьте, они борются не с мошенничеством в сфере благотворительности, а именно с наведением порядка.

В общем, с этой сферой в России сейчас все очень непросто.

Очумелые ручки. Как авторы программы “Пока все дома” зарабатывают на сиротах

16 декабря прошло итоговое совещание с заместителями губернаторов по социальным вопросам, где представители Минобрнауки озвучили, что бессменный ведущий телепрограммы “Пока все дома” Тимур Кизяков получает от государства деньги на создание видеопаспортов детей-сирот. К слову, часть из этих паспортов показывают в программе.

Это породило дискуссию в соцсетях: люди были шокированы тем, что Кизяков занимается не благотворительностью, а вполне доходным бизнесом — получая деньги от Минобрнауки. Как удалось выяснить Лайфу, Тимуру Кизякову и его бизнес-партнёрам, в числе которых его супруга Елена Кизякова, удалось выстроить целую систему, гарантирующую им победу в госконтрактах на создание видеопаспортов сирот.

У вас будет ребенок

Деятельность Кизяковых и Митрошенкова по созданию видеопаспортов началась в 2007 году, когда втроём они стали учредителями фирмы “У вас будет ребёнок”. Именно так называется рубрика в программе “Пока все дома”, где рассказывают о детях-сиротах.

40% в компании принадлежали Тимуру Кизякову, 20% — Елене Кизяковой, ещё 40% — известному медиаменеджеру Александру Митрошенкову. Последний является владельцем множества фирм, в том числе “Трансконтинентальной медиакомпании”. Она объединяет рекламные агентства “ТМК” и “ТВ-сити”, а также телекомпании “Класс!”, “Пока все дома”, Junior TV, “Цивилизация”, “Метео-ТВ”, телевизионную группу “Новая компания”. Кроме того, он владеет долей в издательстве “Поиск”, которая издаёт одноимённую еженедельную газету научной тематики, учреждённую РАН и издательством. Ежегодно эта газета заключает многомиллионные госконтракты с РАН и научно-исследовательскими институтами разных регионов на подготовку и публикацию материалов в газете. Митрошенков владеет также 25% компании “АА студио”, где 15% принадлежат Никите Михалкову, и другими компаниями.

В феврале 2015 года фирма “У вас будет ребёнок” прекратила существование. Но к тому моменту троица успела открыть ещё несколько компаний.

В апреле 2010 года была зарегистрирована фирма “Видеопаспорт”, в 2012 году — компания “Видеопаспорт Тула” и благотворительный фонд “Видеопаспорт”, в октябре 2014 года — компания “Видеопаспорт ребёнка”. Во всех этих фирмах доли у совладельцев были одинаковыми: большей частью, 60%, владели Кизяковы, ещё 40% принадлежали Митрошенкову.

Почти все компании ежегодно получали госконтракты на создание видеопаспортов детей-сирот. Например, в 2015 году благотворительный фонд получил контракт от Минобрнауки на сумму 16,5 миллиона рублей, а в 2016-м — на 10 миллионов рублей от Минобрнауки и ещё на 13 — от Минобразования Московской области.

Также тендеры они получают и от региональных организаций. Создание одного паспорта во всех случаях оценивается в 100 тысяч рублей. Всего в 2011–2016 годах фирмы, связанные с четой Кизяковых и Митрошенковым, получали в среднем от 15 до 25 миллионов рублей в год.

Минобрнауки в 2014 году, а Минобразования Московской области в 2015 и 2016 годах проводили тендеры в форме закупки у единственного поставщика, которым неизменно являлись компании Кизяковых и Митрошенкова.

Простая арифметика. Снять один “Видеопаспорт” стоит около ста тысяч рублей. Потому что съёмка ведётся профессиональным оператором с участием профессиональных редакторов, монтажёров. Но ведь затраты на содержание ребёнка в детском доме до его взросления составляют 12 миллионов рублей. Если ребёнок попал в семью, то с государства сняты затраты — как минимум 10 миллионов рублей. Две с половиной тысячи детей — это экономия государства от 25 миллиардов рублей, легко подсчитать. Такие средства сэкономлены стране благодаря тому, что такая система существует из интервью Александра Митрошенкова 2016 года
Но есть и ещё одна компания, занимающаяся производством фильмов, — “Дом”, где почти по 50% принадлежит Кизякову и Митрошенкову. Фирму зарегистрировали в ноябре 2015 года. В 2016 году компания участвовала в открытом конкурсе на право создания видеопаспортов детей-сирот для Минобрнауки. Но самое главное, что вторым участником конкурса стал благотворительный фонд “Видеопаспорт”, которым владеют всё те же партнёры. При этом “Дом” к участию не допустили, а вот фонду отдали контракт на 10 миллионов рублей.

Очумелые ручки. Как авторы программы "Пока все дома" зарабатывают на сиротах

В Минобразования Московской области и Минобрнауки не смогли оперативно ответить на запрос Лайфа.

Тимур Кизяков в разговоре с Лайфом отметил, что не помнит деталей участия компаний в том конкурсе.

— Они могут конкурировать, предлагая разные условия. Возможно, различалось время изготовления продукции. Дело ещё в том, что для сбора документов тоже нужно время и не каждая компания успевает их собрать. И тут мы, чтобы подстраховаться, в том числе предлагали обеим компаниям принять участие. Что здесь противозаконного? В данном случае это не ограничивало участие других компаний, — откровенно рассказал Кизяков.

Как рассказал Лайфу адвокат, член Национального антикоррупционного комитета Павел Зайцев, в случаях, когда в конкурсе участвуют аффилированные фирмы, организатор конкурса обязан признать его недействительным.

— Можно поставить под сомнение такой конкурс. Он проводится на бумаге, а результаты можно признать незаконными, потому что фактически одна компания участвует в этом конкурсе: разные юридические лица, но аффилированные между собой, — подчеркнул Зайцев.

По судам затаскаем

Кизяков и его партнёры не ограничились созданием компаний. Они тщательно следят за тем, чтобы слово “видеопаспорт” не использовали их конкуренты. Всё дело в том, что фирма “Видеопаспорт” зарегистрировала в Роспатенте два товарных знака — “Видеопаспорт ребёнка” в 2008 году, затем “Видеопаспорт” в 2009 году. В июне 2015 года фирма “Видеопаспорт” прекратила деятельность, и правообладателем товарного знака стала компания “Пока все дома”.

Напоследок фирма “Видеопаспорт” в июне 2015 года подала иск в суд к фонду “Счастливые дети” и красноярскому краевому государственному казённому учреждению “Центр развития семейных форм воспитания”, требуя запретить использование слова “видеопаспорт” в роликах о детях-сиротах, снятых волонтёрами.

— Пришлось удалять отовсюду это слово. По сути, большое количество видеосюжетов, которые были изготовлены в течение года волонтёрами за личные средства, пришлось убрать из эфира и положить на полку, — рассказал источник Лайфа, знакомый с ходом судебного разбирательства. — Эти ролики крутили в соцсетях, иногда по региональным каналам показывали, также был специальный ресурс, где их размещали. Кандидаты, будущие родители, имели возможность заходить и смотреть на детей. Из-за иска весь материал переснимали заново. Потом эти ролики всё равно показали, но какое-то время они пролежали на полке.

В итоге иск был отозван, поскольку условия истца были выполнены — слово “видеопаспорт” из роликов убрали. Сейчас волонтёры продолжают снимать короткие сюжеты про детей, но проект переименовали. По мнению собеседника Лайфа, запрет на использование слова “видеопаспорт” — как минимум странный. “Это то же самое, что слово “фотография” сделать брендом, товарным знаком. Это ерунда полная”.

Тимур Кизяков заявил Лайфу, что раньше слова “видеопаспорт” не было в природе, поэтому они его и решили зарегистрировать как товарный знак.

Когда это слово изобрели, конкретно я его придумал, ни один поисковик в Интернете его не выдавал. И тогда мы его зарегистрировали как имя собственное, чтобы не было никакой путаницы. Чтобы мы точно знали, что делаем мы, а что делаем не мы. Да, мы дали по рукам и по губам в Санкт-Петербурге организации, которая делала ремонты в квартирах, а потом решила сделать видео о детях. Мы дали по рукам дядьке-сектанту из Красноярска, который пытался присвоить себе название видеопаспорта. При этом никакой компенсации мы не получали, всё делалось на добровольной основе юридическими организациями, которые узнали, что происходит Денис Кизяков
С теми, кому “дали по рукам и по губам” в Санкт-Петербурге, судились в 2012 году. Ответчиком была администратор сайта, где размещали видеоинтервью детей под названием “Видеопаспорт”. Компания “Видеопаспорт” требовала взыскать более 9,5 миллиона рублей компенсации за незаконное использование товарного знака.

Арбитражный суд Санкт-Петербурга, ссылаясь на Гражданский кодекс, заявил, что максимальный размер компенсации за нарушение исключительных прав составляет 5 миллионов рублей. Но в итоге постановил взыскать с администратора сайта лишь 20 тысяч рублей, поскольку ответчик добровольно прекратил использование чужого товарного знака.

Почетные работники

В январе этого года проект “Видеопаспорт” получил госпремию Правительства РФ. После получения премии Александр Митрошенков рассказывал в интервью: “Мы разработали целую систему, как правильно снимать фильм о ребёнке. Было важно всё: кто проводил съёмку, на какой технике, какой дизайн сайта, насколько сайт будет удобен”.

На самом деле сайт сейчас выглядит сильно устаревшим. Он явно давно не модернизировался, о чём свидетельствует и его структура, и уровень графики.

Очумелые ручки. Как авторы программы "Пока все дома" зарабатывают на сиротах

Когда открываешь сайт проекта “Видеопаспорт”, начинается заставка: на фоне нарисованных облаков всплывает название системы, а затем — надпись “При поддержке Администрации Президента РФ и Министерства образования и науки”. Всё это — под музыку из мультфильма “Мама для мамонтёнка”.

На сегодняшний день на ресурсе можно посмотреть 1067 видеопаспортов детей из 36 регионов. Каждый ребёнок имеет личную страничку с фотографиями и данными, а также рубриками “Обо мне”, “Моё видео”, “Мои достижения”, “Моё здоровье”, “Я люблю”. Все эти рубрики как раз и представляют собой видеопаспорта. В общей сложности длина сюжетов составляет от 13 до 25 минут.

Стоит отметить, что в технических заданиях некоторых закупок, победителем которых становилась, например, компания “Видеопаспорт ребёнка”, указано, что “хронометраж одного видеопаспорта должен быть не менее 30 минут”. При этом на сайте по указанной закупке видеопаспорта длятся от 13 до 25 минут.

По мнению Павла Зайцева, в данном случае можно отметить нарушение условий договора, заключённого между заказчиком и поставщиком.

— Если ролик на одну треть меньше заявленной продолжительности, то он и стоить должен дешевле. Если вы, к примеру, покупаете за 100 тысяч рублей булку с заявленным весом в килограмм, а вам на самом деле продают изделие весом в 670 грамм — это что? Это значит, что вас обманули, — отметил Зайцев.

Тимур Кизяков рассказал Лайфу, что хронометраж каждого ролика индивидуален, он зависит от каждого ребёнка.

— Если есть возможность снимать максимум, мы снимаем максимум. И в абсолютном большинстве случаев хронометраж превосходит барьер, который предназначен. Мне непонятна эта попытка разобраться или каким-то образом выставить “Видеопаспорт” виноватым. Виноватым перед кем? Перед 3 тысячами устроенных детей? Все эти ролики принимаются очень строго и содержат гарантированный объём информации. Мы делаем максимум для ребёнка из того, что удалось снять про него хорошего, — сказал Кизяков.

В целом же ведущий “Пока все дома” считает, что дискуссию в Интернете вокруг проекта “Видеопаспорт” намеренно раздувают.

— Скандала я не вижу, я вижу какое-то раздувание вокруг этой темы. И я понимаю, кто раздувает это — организации, которые, имея низкую эффективность, не могут подтвердить документально что то, что они делают, — делают на пользу детям, — заявил Кизяков.

Этого ни у кого в нашей стране нет, да и в мире. Кто сделал что-то подобное? У кого хоть близкая эффективность к той, какая у видеопаспортов? У кого квалификация из тех, кто работает с детьми, хотя бы приближается к тем, кто работает с детьми у нас? Может, медицинские книжки есть у так называемых волонтёров? Тимур Кизяков
По поводу медицинских книжек трудно сказать, но, например, фонд “Измени одну жизнь” тоже выпускает видео, рассказывающие о детях-сиротах. Правда, называют их видеоанкетами. Фонду удалось устроить в семьи уже более девяти тысяч сирот. Если пользоваться математической схемой партнёра по бизнесу Тимура Кизякова Александра Митрошенкова, то можно заявить, что фонд сэкономил государству более 90 миллиардов рублей. Правда, сделал это, не получая миллионы бюджетных денег.

источник

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.