Информационный портал РФ

Орешкин назвал причины низкой производительности труда

Министр экономического развития Максим Орешкин назвал причины низкой производительности труда в России

Орешкин назвал причины низкой производительности труда
фото: РИА новости

Его ведомство перешло к завершающей стадии подготовки комплексного плана действий правительства до 2025 года, который, в том числе, включает в себя комплекс мер по повышению производительности труда, сообщил он во вторник на заседании Совета при президенте РФ по инновационному развитию и приоритетным проектам.

По мнению чиновника, первой проблемой, которая тормозит рост производительности труда, является низкий уровень у проблемных предприятий управленческих и технологических компетенций. Вторая проблема — неразвитость механизмов проектного финансирования.

Третьим тормозящим фактором министр назвал административные барьеры, которые сосредоточены даже не столько в трудовом законодательстве, сколько в отраслевой нормативной базе. И наконец, высокие риски массовых сокращений и не всегда эффективно работающие механизмы поиска новой работы, переобучения, повышения квалификации.

«Именно на преодоление этих проблемных зон и предполагается направить работу в рамках приоритетного проекта “Производительность труда”», — пояснил он.

Орешкин также отметил, что региональные программы повышения производительности труда должны включать в себя, как минимум, два направления: разработку и реализацию корпоративных «дорожных карт» и набор мероприятий по трудоустройству высвобождаемых сотрудников. Он пообещал осенью активно внедрять эти программы в пилотных регионах.

Производительность труда в России традиционно остаётся на низком уровне, уступая западным странам более чем вдвое. Если в России за человеко-час производится продукта на $25,9, то в еврозоне за то же время производится $55,9.

Причины низкой производительности

Если же говорить о производительности труда в России, то она действительно намного уступает аналогичному показателю в западных странах. И главной причиной здесь является технологическая отсталость, возникшая в результате низкого финансирования научных разработок, которое в России впятеро уступает западным странам. Инвестиции в инновации остановились в России одновременно с переходом к рынку. Если в СССР больше половины предприятий занимались новаторством, то сейчас доля российских предприятий, осуществляющих инновации не превышает 10%. Как результат, доля России на мировом рынке наукоёмкой продукции за последние четверть века сократилась в 30 раз. При наукоёмкости ВВП западных стран в 2-4% в России на НИОКР тратится всего лишь 1,13% от ВВП.

Одной из причин неразвитости инновационной деятельности российских предприятий является рентная психология российского бизнеса. Либеральные реформаторы обещали создать в результате приватизации класс эффективных собственников. Однако результат оказался противоположным – сформировалось полукриминальное сообщество временщиков, для которых куда важнее получить прибыль в краткосрочной перспективе, чем вкладываться в благосостояние будущих поколений.

Однако главная причина состоит даже не в менталитете управляющего звена и собственников, а в неэффективности макроэкономической политики, которая порождает препятствия для технологической модернизации. Уже третье десятилетие российские финансовые власти безуспешно «борются» с инфляцией путём ограничения количества денег в обороте. Политика ошибочная и вредная, так как победить инфляцию она всё равно не позволяет, а доступ производителей к кредитным ресурсам, без которых невозможно развитие бизнеса, существенно ограничивает. Неудивительно, что трудность привлечения инвестиционных финансов считают главным препятствием для своей модернизации 80% российских предприятий.

Наконец, на показателе производительности труда сказывается структура экономики, унаследованная Россией от «рыночных реформ» 1990-х годов. Тогда резкими действиями властей был вызван настоящий погром промышленной сферы. Инфляция в 1992 году составила 2509%, ставка рефинансирования к середине 1990-х достигла 200%, а отношение денежной массы к ВВП упало до 16%. Это привело к сокращению рентабельности, разрушению производственных цепочек и банкротству огромного количества предприятий. Гибли в первую очередь высокотехнологичные предприятия с большой добавленной стоимостью. Если машиностроение в целом упало втрое, то спад в наукоёмких отраслях составил десятки раз. Как результат, в наши дни российская промышленность производит в 16 раз меньше добавленной стоимости на душу населения, чем японская и в 11 раз меньше, чем американская.

Эксплуатация труда

Когда говорят о производительности труда почему-то обходят стороной другой важный показатель – степень эксплуатации труда. Степень эксплуатации труда можно оценить, сравнив производительность и уровень оплаты труда. Если производительность труда в России в 2-2,5 раза уступает показателю развитых стран, то разница в зарплатах достигает уже 5-7 раз. Это говорит о том, что трудящиеся россияне подвергаются сверхвысокой эксплуатации в сравнении с жителями западных стран. Масштаб эксплуатации становится ещё очевиднее при учёте общего количества времени, которое проводят россияне на работе в течение года (1982 часов). Больше работают по времени только в одной из стран ОЭСР – Греции (2034 часов). Неэффективная экономическая система подталкивает бизнес в сторону максимального изъятия ренты из имеющихся производственных ресурсов, включая человеческие, вместо финансирования технологических инноваций и снижения производственных издержек. Нехватка инвестиционных ресурсов заставляет экономить на зарплатах. Но возможность сокращения издержек за счёт трудящихся отбивает у работодателей желание вкладываться в модернизацию. Получается замкнутый круг. Между тем от размера заработной платы в конечном счёте зависит и производительность труда. Исследования подтверждают зависимость мотивации сотрудников от уровня оплаты их труда. Низкие зарплаты тормозят рост доходов большинства населения, что ведёт к ограничению совокупного спроса. Отсюда – снижение ВВП. Низкий уровень оплаты труда не позволяет сложиться стабильной пенсионной системе – ведь пенсии будущих и нынешних пенсионеров формируются из зарплатных отчислений.

При этом продолжается мантра либеральных экономистов о так называемом экономическом законе, согласно которому темпы роста заработной платы не должны превышать темпов роста производительности труда. Исторический анализ разрушает эту ошибочную логику. Во многих странах периоды бурного экономического роста сочетались с опережающим ростом зарплат. Так было и в СССР в 1930-е годы, когда страна рекордными темпами ликвидировала критический технологический разрыв со странами Запада. И напротив, в периоды отставания зарплат от производительности труда в России возрастала социальная напряжённость и происходили революции.

Вывод

Низкая производительность труда в России является результатом недофинансирования инновационной активности предприятий. Одной из главных причин тому является дороговизна кредита на инвестиционные нужды.

Вместе с тем труд россиян существенно недооценён. Хотя с начала нулевых годов разрыв между производительностью труда и уровнем зарплат в России постоянно сокращался, уровень оплаты труда по-прежнему остаётся заниженным в 2-2,5 раза. Падение реальной заработной платы на 7,2% в годовом выражении в ходе текущего кризиса лишь усугубляет положение. Для преодоления сложившихся диспропорций необходима целенаправленная государственная политика, которая стимулировала бы за счёт налоговых и субсидиарных методов повышение доли оплаты труда в ВВП. В сочетании с другими мерами по исправлению дисбалансов текущего экономического управления это позволило бы довести российскую экономическую систему до оптимальных параметров. Но пока правительство не демонстрирует намерений идти подобным путем.

источник

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top