“Панамские досье” с китайским акцентом

Хотя в Москве считают Panama Papers выпадом против России, большинство фигурантов расследования — китайцы. Для высшего руководства КНР нынешний офшорный скандал пришелся очень некстати.

"Панамские досье" с китайским акцентом

Китайский акцент панамской юридической конторы Mossack Fonseca был легко заметен и до нынешнего скандала. Фирма имеет 7 представительств в материковом Китае и еще одно в Гонконге — больше, чем в любой другой стране мира. Веб-страница конторы поддерживает версию на китайском языке. “Панамские досье”, опубликованные Международным консорциумом журналистских расследований (ICIJ), лишь подтвердили это впечатление.

В документах в качестве места проживания большинства владельцев офшоров указан материковый Китай. На втором месте — Гонконг. В целом, по данным немецкого издания Süddeutsche Zeitung (SZ), одного из партнеров ICIJ, китайцам принадлежит около 29 процентов активных офшоров, зарегистрированных через Mossack Fonseca. О масштабах бизнеса дает представление и другая цифра: за 2015 год юристы панамской фирмы выставили в КНР счета за 16 300 офшорных компаний.

"Панамские досье" с китайским акцентом

Знакомые все лица

Но впечатляет не только количество граждан КНР в Panama Papers. Среди клиентов Mossack Fonseca оказались и родственники трех членов Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК. Комитет является высшим руководящим органом в Китае и состоит всего лишь из 7 человек, включая главу государства, председателя КНР Си Цзиньпина.

"Панамские досье" с китайским акцентом

Председатель КНР Си Цзиньпин

Его родственники тоже в “панамском” списке: муж родной сестры Си Цзиньпина числится владельцем трех фирм на Британских Виргинских Островах. Впрочем, после 2012 года, когда Си Цзиньпин стал главой государства, эти фирмы полностью прекратили деятельность.
Напротив, вполне активны офшоры, оформленные на родственников двух других членов Постоянного комитета, упоминающихся в “панамском досье”, а также других партийных функционеров рангом ниже. Встречаются в обнародованных документах и имена родственников бывших руководителей страны — например, дочери бывшего премьера Госсовета КНР Ли Пэна.

“Беспочвенные обвинения”

Официальные представители китайского МИДа назвали расследование ICIJ “беспочвенными обвинениями”, а государственная газета The Global Times — “кампанией по дестабилизации”. При этом информации об упомянутых в расследовании конкретных представителях политической или экономической элиты страны в китайских СМИ не найти. “Панамские досье” они сводят в основном к обвинениям в адрес российского президента Владимира Путина и британского премьера Дэвида Кэмерона.
Более того, по данным гонконгского портала China Digital Times, китайские государственные органы получили указание искать и стирать в интернете блоги и посты об офшорном скандале, а социальные сети ограничили поиск по некоторым ключевым словам, например Panama Papers.
Не выдает результаты при этом поисковом запросе и крупнейший китайский интернет-поисковик Baidu. При попытке запроса пользователю на пустой странице показывается предупреждение, что результаты могут противоречить соответствующим законам и правилам КНР.

О “тиграх и мухах”

Выбранный китайскими лидерами курс на замалчивание “панамского скандала” вызывает у западных экспертов недоумение. Прежде всего потому, что борьба с коррупцией была одним из главных пунктов программы, с которой 4 года назад к власти в Китае пришло новое поколение руководителей во главе с Си Цзиньпином. Его нынешняя популярность в народе объясняется во многом именно начатой им масштабной антикоррупционной кампанией.
Став во главе государства, Си Цзиньпин объявил, что будет бороться с коррупцией на всех уровнях — как против “тигров”, то есть представителей влиятельных элит, так и против “мух” (рядовых чиновников). Глава государства тогда даже признал, что коррупция является, по сути, единственной настоящей проблемой, угрожающей Коммунистической партии Китая. В итоге была развернута масштабная антикоррупционная борьба. Ее жертвами стали партийные функционеры высокого ранга, советники главы государства, мэры крупных городов, промышленники, бизнесмены, мелкие чиновники.
Согласно официальным китайским данным, только за один 2015 год за вымогательство и взятки был наказаны 300 тысяч госчиновников. Из них около 200 тысяч получили незначительные наказания, около 82 тысяч — тяжелые. Напомним, что в КНР коррупция в отдельных случаях карается пожизненным заключением и даже смертной казнью.
Одновременно с решительными действиями в последние годы нарастали объемы вывода капитала из КНР. Уезжали и сами обладатели состояний: по данным китайских СМИ, около 9 тысяч представителей обеспеченных слоев населения покинули страну только в 2015 году. Как признался немецкому изданию Manager Magazin один из немецких менеджеров, работающих в Шанхае, “здесь сейчас царит атмосфера страха”.
И вот теперь Panama Papers. Описывая попытку замолчать “панамский скандал”, то же издание Manager Magazin уже отметило, что борьба с коррупцией в Китае, похоже, затрагивает всех, кроме членов клана нынешнего председателя КНР. Схожие комментарии можно найти и в других западных СМИ. Когда об этом заговорят в самом Китае, имидж Си Цзиньпина как главного борца с коррупцией может серьезно пострадать.

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.