Пенсия или деньги?

Пенсия или деньги

Пожилые россияне массово увольняются ради индексации

С начала года работающие пенсионеры получают положенные по закону выплаты без плановых индексаций. Это вызвало вал увольнений: кто-то просто завершил трудовую деятельность, а кто-то перешёл на зарплаты «в конвертах».

Последняя индексация страховых пенсий в феврале текущего года распространилась только на пенсионеров, которые по состоянию на 30 сентября 2015 года не работали. При этом в законе есть оговорка. Если человек уволился в период с 1 октября 2015 года по 31 марта 2016 года, он может уведомить об этом Пенсионный фонд, предоставив документы о прекращении трудовой деятельности. Со следующего месяца ему начнётся выплата страховой пенсии уже с учётом индексации.

Пенсионеры гадают, обусловлено ли нововведение желанием сэкономить федеральную казну, которая, как известно, не резиновая, и на выплаты всем денег катастрофически не хватает, или же таким образом государство борется с безработицей. Как бы то ни было, во всех регионах России отмечен всплеск увольнений пожилых сотрудников предприятий: занятые на производствах пенсионеры не хотят терять индексацию, которая положена их неработающим «коллегам».

«А дальше грибы и ягоды пойдут»

В одной только Челябинской области территориальные управления ПФР приняли около 18,3 тыс. заявлений о прекращении трудовой деятельности от пенсионеров. После прошедшей индексации, а неработающим на 4 процента увеличили страховую часть пенсии, трудившиеся старики массово ринулись увольняться. Мотив понятен: сосед по саду сидит дома, а его пенсия увеличилась, а я хожу на работу, плачу налоги и отчисления в Пенсионный фонд, но моя осталась на прежнем уровне. В итоге часть пенсионеров бросает работу, а часть — переходит на получение зарплат «вчёрную» и больше не будет платить налоги.

Пенсионерка Елена Краснопёрова из южноуральского Троицка признаётся: решение об увольнении пришло сразу, само — соседка по лестничной площадке, что не работает с 55 лет, получила на 440 рублей больше, чем в прошлом месяце. Елене Ивановне 65, она переработала уже десять лет после заслуженного отдыха.

«Я работала медсестрой, себе хватало, с пенсией-то вместе, да и дочке на второго внука удавалось подкидывать. Старшенький у нас уже в девятом классе, вот второго дочь в сорок лет родила. Всё бы ничего, да в декрете она теперь. Муж то пьёт, то не работает. Я летом в саду, а зиму-то на работе была, и деньги какие-никакие, и глаза мои его реже видели».

Пенсионерка признаётся: уйти с любимой работы, на которой она проработала почти 40 лет, помогло и такое обстоятельство — как раз закончился срок сертификата, который медикам необходимо продлять каждые пять лет. Краснопёрова думала, не спала ночами, поехать ли учиться на его продление или же всё же уволиться?

«А тут с соседкой переговорила,

— рассуждает теперь уже бывшая медсестра.

— Больно обидно! Почему Тая дома сидит, и ей пенсия повышается, а я пашу, что вол, а мне нет?»

Елена Ивановна показывает на стоящие в углу кухни домашние заготовки на зиму: скоро снова лето, как-то жить полегче, свои овощи поспеют.

«А вообще, смешной анекдот мне рассказали,

— смеётся пожилая женщина.

— Мол, спрашивают экстрасенса, каким для России станет 2016 год? Тот говорит: первые шесть месяцев будут тяжёлыми, а потом уж грибы и ягоды пойдут. Так точно у меня и получается».

Пенсия или деньги

Елена Ивановна уверена: до лета и без работы она дотянет.

Увольняться было тяжело, признаётся Елена Ивановна. Обнималась со своими, плакала. Найти на её место нового сотрудника будет нелегко, вздыхает пожилая женщина, не спешат молодые специалисты в провинциальную поликлинику.

«С ремонтом придётся погодить»

Светлана Фёдоровна из Челябинска солидарна с Еленой Ивановной: несправедливо получается, что одним пенсии индексируют, а другим — нет. Женщина уволилась ещё с Нового года, после того как внимательно вникла в изменения, опубликованные Пенсионным фондом. Пенсия, говорит, была 13 500, последняя, уже с индексацией, составила около 14 000.

«А за год прибавка — уже шесть тысяч,

— рассуждает пожилая женщина.

— А на них ведь тоже процент наматывается. Следующая индексация уже на большую сумму будет. Единственное — с ремонтом придётся теперь погодить. Я ведь на зарплату жила, а пенсию старалась откладывать. Начала ремонт в квартире, не успела закончить: как на работу ходить, ни на что времени нет. Двери поставила, окна, потолки натяжные. Обои вон старые лохмотьями висят, ну да что теперь делать. Может, и на них скоплю. Зато не чувствую больше, что меня обманывает государство. Как неработающая, ещё и жилищную субсидию оформила, тысяча ежемесячно, тоже немало. Что ж поделать, если нас к такому выбору толкнули».

Пенсия или деньги

Светлана Фёдоровна говорит, приходится сто раз подумать, продолжать ли работу и лишиться пересчёта пенсии или не получать больше зарплату.

«А мой Егорка — это государство»

Семейная пара Сидоровых из Челябинска приняла решение уволиться вместе. Татьяна Николаевна трудилась на Челябинском тракторном заводе, а Виталий Николаевич после выхода на пенсию с этого же предприятия работал на строительном рынке.

«Я с ЧТЗ ушёл в 50,

— рассказывает молодой, физически сильный мужчина, которому не дашь его шестьдесят.

— Выработал стаж на «горячем» производстве. Не сидеть же дома! А тут Егорка, сосед, я его пацаном ещё помню, говорит, мол, дядя Витя, я открыл павильон на рынке, ты ж мастер на все руки, айда ко мне продавцом-консультантом. Я сначала смеялся, какой из меня барыга, а потом понял: Егор меня потому и зовёт, что в деталях толком не шарит, а я всю жизнь в машиностроении, могу быть ему очень полезен. Ударили по рукам, но я предупредил: оформляй меня «по-белому», всё чин чинарём, налоги плати, чтоб пенсию мне пересчитывали. Сосед не хотел, но пришлось. Десять лет отработал, всем всё нравилось, пацан мне платит хорошо. А тут на тебе, я, значит, честно налогами отдаю по три тысячи в месяц, а мне комбинация из трёх пальцев, а не индексация. Не, так не пойдёт. Я уволился. Унёс трудовую в Пенсионный фонд, показал. А Егор тут прибежал: дядя Витя, нет тебя лучше работника, ты ж всё знаешь, айда выходи назад, буду тебе зарплату в конвертике платить, как себе. Ты ж смотри, на что нас государство-то толкает. А что, выйду, конечно — дома сидеть скукота одолевает».

Пенсия или деньги

Виталий Николаевич теперь ходит на работу нелегально.

А вот супруге Виталия действительно придётся закончить трудовую деятельность.

«Не могу я неоформленной на работу ходить. Столько сокращений мимо прошло, только-только зарплату более-менее стали на заводе в срок выдавать, и на тебе, что называется, пришло откуда не ждали. Хочешь работать — фиг тебе, а не доплата к пенсии. Инфляция жрёт рубль страшно. Получается, неработающим пенсионерам в связи с этим и пересчёт идёт, а работающим — нет. У нас что, магазины особые, со стабильными, не повышающимися ценами?»

Однако не все пенсионеры как один выбирают в неравенстве «работа или индексация» последнюю. Пенсионерка, что торгует хлебом в киоске около моего дома, постоянно сокрушается: как бы её не уволили с работы. Никакая индексация не заменит, говорит, зарплаты и, самое главное, нужности: вставать утром и идти на работу вместо того, чтоб в полном рассвете лет, в 56, лежать дома на диване.

Надежда Уварова

источник

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.