Почему резонов идти на выборы больше, чем не идти

Почему резонов идти на выборы больше, чем не идти

Чем ближе выборы, тем больше споров: идти или не идти на избирательный участок. Спорят, конечно, в основном оппозиционно настроенные граждане, которые боятся, что власть использует любое их действие в свою пользу. Но как показывает история, победы одерживаются не обязательно в день голосования. Если ситуация в стране изменится, институты, которые сегодня кажутся полностью фиктивными, могут оказаться значимыми. И тогда каждый оказавшийся там человек с принципами будет не лишним.

Если бы думские выборы состоялись через месяц или даже через год после присоединения Крыма, то, возможно, решающим фактором в них и была бы мобилизация тех, кто получил лошадиную дозу патриотического допинга. Но сегодня, два с половиной года спустя, Россия возвращается к той модели общественного консенсуса, который был хорошо отработан в нулевые: пассивное согласие большинства в сочетании с давлением на несогласных, которое события 2014 года резко усилили.

Наше избирательное законодательство устроено таким образом, что лазеек для протестной активности почти не осталось: графы «против всех» в бюллетене не найти, явка может быть какой угодно. Манипуляции с подсчетом голосов в этот раз могут просто не понадобиться: на фоне «крымской деморализации» оппозиция не смогла сформулировать убедительную альтернативную повестку, а думские партии если в чем и соревнуются, так это в любви к президенту. Так что даже результат партии большинства теперь не будет восприниматься как показатель доверия к власти — президент окончательно отделился от всего остального политического ландшафта.

В общем, сделано все, чтобы мысль «от нас все равно ничего не зависит» дошла до каждого.

И в этом состоит главный парадокс нынешних выборов для несогласных. Поскольку победа кажется заведомо невозможной, можно и не бояться поражения. Что ни сделаешь, хуже не будет. Возможно, именно по этой причине — вопреки всему и назло обстоятельствам — идея все-таки дойти до избирательных участков и проголосовать постепенно набирает сторонников.

infoportalrf002

И для этого есть резоны, кроме эмоциональных. При всех, мягко говоря, особенностях нашей демократии ей далеко до «народной», как в странах социалистического блока с тремя-четырьмя совсем уж марионеточными партиями, и уж тем более до советской с нерушимым блоком коммунистов и беспартийных. Выборы, какими бы они ни были, остаются чуть ли не единственным оставшимся каналом обратной связи с властью.

Решение об участии или неучастии в них имеет не только этическое значение как проявление гражданской совести, но сохраняет и сугубо прагматический, политический смысл.

Откровенно говоря, даже споря между собой — идти или не идти — оппозиционно настроенные граждане исходят из общего страха, что власть обратит их действия в свою пользу. Страх не только понятный, но и обоснованный. Все последние десятилетия, если не сказать века, нашей истории доказывают, что в любых играх с государством гражданин будет всегда в проигрыше.

Но это всего лишь значит, что исходить надо не столько из реально наличествующих обстоятельств, сколько из того, как сегодняшнее решение повлияет на жизнь страны и каждого из нас в том случае, если глобальные фоновые обстоятельства изменятся.

События 2011–2012 годов убедительно продемонстрировали, что при такой системе власти, как наша, главные победы одерживаются и сокрушительные поражения наносятся не во время, а после выборов. В том числе по вине тех, кто, происходя из самой гущи истеблишмента, а потом вешая на грудь оппозиционные ленты, в итоге возвращался к истокам и инициировал самые жесткие законы.

В таком случае попытка тем или иным образом сорвать голосование, бойкотируя его или портя бюллетень, заведомо обречена на провал.

Почему резонов идти на выборы больше, чем не идти

Даже как этический выбор он не кажется особенно убедительным: тогда уж надо идти до конца и, как учил Ганди, полностью разрывать отношения с государством, и не только в форме отказа от уплаты налогов, но и, к примеру, воздерживаясь от пользования государственной медициной — авось захотят поговорить. А как политический этот выбор в нынешних условиях совсем лишен смысла. Не только потому, что порог явки не установлен, но и потому, что, неорганизованный, он будет просто не заметен.

С другой стороны, если пресловутые глобальные обстоятельства однажды изменятся, то именно те институты, которые сегодня кажутся полностью фиктивными, но все же записаны в Конституции, могут оказаться реально значимы. Так что на самые разные случаи жизни полезно иметь в Думе не только отпетых циников, которые в нужный момент развернутся на 180 градусов, чтобы потом легко совершить и обратный маневр. Таких и сейчас предостаточно. Но было бы здорово, если бы они были хотя бы немного разбавлены людьми, которые не вызывают совсем уж откровенную оторопь.

Тем более некоторые сегодняшние одномандатники могут воспринимать партийную лояльность далеко не так прямо и однозначно, как тертые аппаратчики, ведь они ведут собственную избирательную кампанию. И, соответственно, могут проявлять себя в Думе более самостоятельно.

Это, к слову, может наложиться на процесс смены элит, который, судя по всему, происходит сейчас в стране. И кто знает, каким именно образом. Особенно если экономические проблемы в стране обретут политическое звучание: тут уж точно понадобятся либо драйверы прогрессивных перемен, либо те, кто попытается остановить очередное закручивание гаек.

Будем откровенны: у нашей демократии не так много шансов «нормализоваться» и стать похожей на лучшие образцы не только яркой формой, но и глубинной сущностью. Но самим лишать ее этих шансов — точно недальновидно. Тем более что аргумент «за нас и так все решили» работает во все стороны. Вполне вероятно, немало апологетов идеи «наверху лучше знают, что нам надо» предпочтут походу на избирательный участок закрытие дачного сезона.

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.