Путин обещал не трогать Ленина

Кремль Ленин«Пока я здесь сижу, никакого варварства на Красной площади не будет» – так, по словам лидера КПРФ Геннадия Зюганова, ответил ему президент на вопрос о перезахоронении тела Ленина. Эту тему периодически пытаются разогреть, особенно в год столетия русской революции – но глава государства занимает в этом вопросе совершенно разумную, причем именно государственническую позицию.

Выступая на молодежном форуме «Территория смыслов», председатель КПРФ Геннадий Зюганов заявил, что президент России Владимир Путин пообещал не допустить перезахоронения Владимира Ленина и советских деятелей, погребенных у Кремлевской стены. Он рассказал, что на совещании у президента однажды был поднят вопрос перезахоронения.

По словам Зюганова, он тогда напомнил, что у стен Кремля хоронили людей с древних времен, в соборах Кремля покоятся останки «державных государей и членов их семей», кроме того, у Кремлевской стены захоронены более 400 советских деятелей, как партийных, так и военных, там лежат Юрий Гагарин и академики Игорь Курчатов и Сергей Королев. Как известно, по закону для перезахоронения нужно иметь согласие родственников погребенных – и Зюганов, специально опрашивавший родственников некоторых из них, например маршалов Жукова, Рокоссовского и Василевского, сказал, что они выступили против перезахоронения. На той встрече с президентом документы, в которых излагалась их позиция, Зюганов вручил Путину.

Президент, по словам Зюганова, ответил, что

«пока я здесь сижу, никакого варварства на Красной площади не будет»

– можно предположить, что сам термин «варварство» применительно к перезахоронению изначально использовал в своем обращении к Путину сам Зюганов, но сути это не меняет. Также, со слов Зюганова, президент в очередной раз высказался резко против захоронения Ленина. От себя Зюганов добавил, что «касается формы захоронения Ленина, она принята та, которая принята в православии, он лежит на два метра ниже уровня земли. Склеповые захоронения и пещерные давно известны».

В точности передачи Зюгановым позиции Путина по Мавзолею не приходится сомневаться – президент не раз отказывался поддержать предложение о перезахоронении Ленина. За 18 лет Путина не раз спрашивали о том, как он относится к идее убрать Ленина из Мавзолея, и он всякий раз говорил примерно то же, что было, когда он отвечал на этот вопрос последний раз, в январе прошлого года:

«Что касается перезахоронений и других вопросов подобного рода, вы знаете, мне кажется, нужно к этому подходить очень аккуратно, чтобы не предпринимать никаких шагов, которые разделяли бы наше общество. Нужно, наоборот, его сплачивать. Вот это самое главное».

А в декабре 2012-го, отвечая на подобный же вопрос, в котором делался акцент на необходимости предать тело Ленина земле, потому что, дескать, он так и не захоронен согласно православной традиции, Путин и вовсе сказал:

«Говорят, что не соответствует традиции… поезжайте в Лавру, на Афон, там мощи святых людей, и в этом смысле коммунисты традицию перехватили, сделали это грамотно, сделали это в соответствии с потребностями своего времени».

Эти слова тогда вызвали критику – мол, как же так, президент сравнивает мощи святых и тело Ленина, «святых и черта». Хотя понятно, что Путин сравнивал сам обряд. Так или иначе, но личное отношение Владимира Путина как человека к вопросу перезахоронения останков Владимира Ульянова не имеет никакого принципиального значения – потому что президент прекрасно понимает, что это политический вопрос, более того, вопрос идеологический и религиозный – и как бы ему лично ни хотелось предать тело земле или же, напротив, оставить его в Мавзолее, он должен решать его исходя из государственных интересов.

То есть выступая как гарант не просто Конституции, а национального единства. И именно исходя из необходимости его сохранения ни о каком перезахоронении Ленина сейчас не может быть и речи.

Согласно опросам, общество в этом вопросе расколото – хотя и преобладают сторонники перезахоронения. По одному опросу, треть считает, что трогать Ленина не нужно, треть выступает за то, чтобы предать его земле у Кремлевской стены, чуть меньше выступает за захоронение на Волковском кладбище. По данным другого опроса общественного мнения, 36 процентов за то, чтобы перезахоронить как можно скорее, 24 процента предлагают подождать, пока «уйдет поколение, для которого он дорог», а треть считает, что Ленин должен остаться в Мавзолее. И эту треть нельзя игнорировать, нельзя не замечать – ее взгляды нужно уважать.

И даже глава отдела внешних церковных сношений митрополит Иларион, постоянно напоминающий о необходимости выноса Ленина из Мавзолея, сетует на то, что с решением о захоронении «опоздали уже на четверть века» – «вот когда памятник Дзержинскому с площади Дзержинского убирали, вот тогда же надо было и вынести тело Ленина из Мавзолея». А теперь, говорит митрополит, «нужно дождаться того момента, когда вокруг этого вопроса в обществе будет согласие».

Когда придут эти времена? В Московской патриархии некоторые считают, что «вопрос разрешится со временем естественным и спокойным образом, (…) надо просто чуть-чуть подождать», другие подчеркивают, что

«сегодня как образ, так и само незахороненное тело Ленина стали заложниками политических споров в российском обществе».

Левые, в том числе и коммунисты, напротив, верят в возрождение коммунистических идей, в то, что Ильич снова станет вождем для большинства людей в нашей стране. Примирить воинствующий атеизм Ленина и проходившие при нем гонения на Церковь с православием, конечно же, невозможно – но можно оставить в покое его тело.

Ленин в любом случае останется одним из самых заметных явлений в нашей и мировой истории – независимо от того, видим мы в нем героя или злодея. Идеи, которым он служил и символом которых стал после своей смерти, не умирают, более того, еще очень долгое время будут оставаться важной частью идеологических и политических баталий. Символизм захоронения Ленина, к которому часто апеллируют, понятен – но в своем упрямстве это порой начинает напоминать желание убрать не тело с Красной площади, а советский период из русской истории.

Не лучше ли, даже для последовательных антиленинистов, предоставить «мертвым погребать своих мертвецов» – то есть забыть о том, кто сто лет назад перевернул перевернутое, воспользовался созданной другими смутой для великой и страшной революции.

источник

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.