Россия никогда не проигрывает войн на выживание, агрессия против России — надежный путь к поражению

«США готовы сражаться с Россией и победить её в Европе», — заявил комитету палаты представителей Конгресса глава европейского командования США Филипп Бридлав.

Война НАТО

Рассуждая про «сражаться и побеждать» генерал Бридлав сморозил глупость. Начало конфликта с Россией — это гарантия проигрыша НАТО. Там, где у НАТО может возникнуть реальная необходимость сражаться с Россией, там нет никакой возможности ее победить. А где НАТО может нас победить, там нам нет никакой необходимости сражаться.

Конгрессмены, впрочем, напомнили Бридлаву, что он вскоре покинет этот пост. Поэтому речь генерала может восприниматься как своеобразный дембельский аккорд — все равно проверять американскую силу в Европе на прочность ему не придется, а потому можно смело обещать хоть победу над марсианами.

Речи Бридлава о том, что «если Россия столкнется с НАТО, она столкнется с совокупной мощью 28 стран альянса» идут вразрез заявлениям Пентагона о том, что Америка к потенциальной войне с Россией за Европу не готова — особенно за Восточную. Группа натовских экспертов во главе с бывшим генсеком организации Яапом де Хоп Схеффером подготовила цитируемый «Financial Times» доклад, наполненный тезисами о небоеспособности Альянса. Недофинансирование, небоеспособность части техники — такая плачевная картина встретит воображаемые орды из русского Мордора.

Бридлав с его шапкозакидательством в каком-то смысле противоречит тому, что говорят военные и в Пентагоне и в НАТО своим правительствам: Дайте денег! Дайте побольше денег на войну с этими ужасными русскими, а не то их миги сядут не в Риге, а в Риме. Помимо денег требуют еще больше баз и дислокации поближе к российским границам. И здесь ситуация парадоксальна: натовцы требуют приближения к России чтобы улучшить позиции в том конфликте вероятность которого увеличивается приближением натовских контингентов к России. Перед нами классическое самосбывающееся пророчество. Если выставить натовскую армию в 100 км от Санкт-Петербурга, война начнется — к бабке не ходи.

На этом фоне уверенность Бридлава в том, что НАТО может сражаться и победить Россию, это прям глоток валерьянки для взвинченных нервов: не волнуйтесь, если русский Иван решит искупать ботинки нового образца в Бискайском заливе, то сил остановить его у нас хватит. Оснований для паники оптимизм Бридлава не дает.

Но тут нужно разделить две стороны: «сражаться» и «победить». Сражаться с российской армией странам НАТО ни один здравомыслящий человек не посоветует. В годы Холодной войны все штабные игры и в СССР и в НАТО однозначно отдавали победу в войне за Европу советской армии несмотря даже на ядерные удары которые НАТО планировала наносить по советским войскам на территории Западной Германии.

Сегодня российская армия, конечно, бесконечно слабее советской. Но, будучи «второй по силе армией в мире», как выразился Обама, она стоит 27 из 28 армий НАТО, и говорить всерьез можно только о соперничестве между нею и армией США. Держать на готовности в Европе экспедиционный корпус достаточный, чтобы остановить Россию, дороговато даже для США. А значит, единственной реальной помощью Америки своим натовским союзникам в Восточной Европе могут стать ядерные удары. Всё остальное наша армия, судя по динамике ее развития попросту сметет.

В отличие от Холодной Войны, коренную Европу отделяет теперь от России пояс стран-камикадзе. Искусственная антироссийская истерия в них поддерживается именно ради использования их в качестве не очень живого щита. Перед Германией есть огромное предполье в виде Польши. Польшу не жалко. Да и Прибалтику в случае серьезного столкновения никто не будет щадить — в случае ее воображаемой «оккупацией Россией» по ее войскам НАТО нанесет ядерный удар, а что станет с Таллинном, Ригой и Вильнюсом, американцев интересовать не будет.

Указанный сценарий конфликта в Европе, — переход к обмену тактическими ядерными ударами, — не меняется уже много десятилетий. Но вызывает ровно один вопрос: зачем? С какой надобности Российской армии рваться на Берлин и Париж? У России нет и вряд ли будут цели в Центральной и Восточной Европе.

Единственная линия прямого соприкосновения России и НАТО — те самые страны-камикадзе в Прибалтике. Возникновение военного напряжения в Прибалтике возможно только в результате провокации со стороны этих стран — блокады и перекрытия калининградского транзита, силового преследования русского населения за мирную защиту своих прав, попыток сменить режим в Белоруссии на пронатовский. Другими словами, конфликт России и НАТО на этом участке возможен лишь в результате… агрессии стран НАТО против России. Если, скажем, калининградский анклав будет заблокирован с суши и моря, то войны и впрямь будет трудно избежать.

И вот здесь слова Бридлава звучат уже иначе, не о том, что Кремль обезумев, бросит армию к Ла Маншу, а о том, что в случае агрессивных действий против России геополитической шпаны, вся гоп-компания намерена нас побить и одолеть. И вот тут Бридлав и делает катастрофическую ошибку. Идея «победы» над Россией принципиально несовместима ни с одним реалистичным сценарием конфликта Россия-НАТО. Мы иногда проигрываем колониальные войны и дальние походы за далекие от жизненных интересов нации цели. Но Россия никогда не проигрывает войн на выживание. Агрессия против России — надежный путь к поражению. Но в ином случае России и НАТО делить попросту нечего. Кроме Шпицбергена.

Еще один вероятный сценарий конфликта — война за раздел Арктики. Мнимая «милитаризация Арктики» Россией еще одна тема упомянутая Бридлавом. Вновь перед нами лукавство. Все кто следит за изменениями климата Земли отлично знают, что Арктика подтаивает — есть шанс что в ближайшие десятилетия она станет судоходной и гораздо более удобной в эксплуатации. Арктическая граница России — самая протяженная граница в мире, нуждающаяся в прикрытии. И было бы странно, если бы Россия не принимала мер предосторожности и не воспользовалась благоприятными перспективами, которые открываются для развития нашего флота в этом направлении. Однако во всех случаях Россия действует на своей территории, в своей экономической зоне, и говорить о какой-то агрессивности тут просто неуместно.

Единственной реально взрывоопасной проблемой в Арктике является проблема Шпицбергена. Дело не только в его ресурсах, но и в контролирующем западноевропейскую часть Арктики положении. Норвегия явочным порядком захватила спорный архипелаг пока Россия была разгромлена гражданской войной. Но по международным договорам она обязана учитывать экономические интересы России. Сценарий возможного конфликта все тот же — попытка Норвегии в одностороннем порядке ограничить права России. То есть агрессия в которой НАТО попробует встать за спиной агрессора. Но и такой конфликт вряд ли начнется при жизни Бридлава — даже с учетом успехов геронтологии. Чтобы всерьез ввязываться в наступление России придется радикально улучшить состояние нашего флота, прежде всего — Северного. Что потребует нескольких стабильных десятилетий.

Поэтому повторю, там, где у НАТО может возникнуть реальная необходимость сражаться с Россией, там нет никакой возможности ее победить. А где НАТО может нас победить, нам там нет никакой необходимости сражаться.

Егор Холмогоров

источник

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.