Русофобия – это не главное

Русофобия – это не главное

Статьи в американских медиа о том, как ловко Путин манипулирует Трампом, санкции за то, что Россия «манипулировала американскими выборами», – во всем этом бросается в глаза параноидальная русофобия, но проблема, кажется, глубже.

Это расшатывание глобального западного мифа в целом. Проблема даже не в том, какими испуганными глазами американские медиа видят Россию. Проблема в том, какими глазами они видят себя.

Они говорят очень путано о нас – но при этом они говорят очень плохо о себе.

Практически любая фобия приписывает своему объекту несовместимые пороки – с одной стороны, враги представляются ничтожными, бессильными, глупыми, отсталыми, приверженными обессиливающим порокам, в общем, неспособными вызвать ничего, кроме насмешки и презрения.

С другой – невероятно энергичными, изощренно-коварными, целеустремленными, изобретательными и почти сверхъестественно могущественными – так, что они представляют угрозу всему миру и вызывают неподдельный ужас.

Это так и в отношении русофобии.

С одной стороны, Россия – это «клептократия», ничтожное, отсталое государство со спившимся и вымирающим населением. Бензоколонка с порванной в клочья экономикой.

С другой – зловещая, почти галактическая империя, угрожающая разрушить свободный мир изнутри, контролирующая почти все происходящие в нем события.

С одной стороны, российская политическая элита – люди ничтожные, не способные думать ни о чем, кроме набивания личных карманов, только и мечтающие перебраться на Запад с накраденными состояниями.

С другой, они же – люди, противостоящие всей политической и интеллектуальной мощи Запада, более того, одерживающие верх в этом противостоянии.

С одной стороны, Россия – технологически и интеллектуально отсталая страна, откуда бегут все таланты, потому что они могут расцвести только в условиях свободы, с другой – никто в свободном мире не может дать отпор русским хакерам. Даже в США, куда убежали таланты как из России, так и со всего мира.

С одной стороны, русские – это какие-то тоскливые уроды в ватниках, с другой – русские женщины настолько сверхъестественно неотразимы, что и у простого американского военнослужащего, и у миллионера, которого изберут президентом, ум немедленно улетает из головы, и они стремглав несутся в «медовые ловушки», как будто во всем свободном мире нет никого, кто привлекал бы их больше, и тут же готовы продать Родину, свободу и все высокие западные принципы за благосклонность московских красавиц.

Ставить вопрос о том, как именно Россия и русские могут сочетать в себе все эти взаимоисключающие качества, можно, но это не помогает – фобия, увы, не лечится рациональным анализом. Она и не прививается рациональными доводами – просто людям раз за разом, до тошноты, повторяют определенные тезисы так, что они прочно оседают в подсознании.

Примеры, которыми их обосновывают, могут потом оказываться ложными (ну не поливали Трампа в Москве «Золотым дождем»), но это ни на что не влияет – на аудиторию будет свалено множество других примеров.

Противоречивость тезисов также не мешает их усвоению – пропаганда не выстраивает непротиворечивую картину мира, она создает эмоциональный фон.

Но главная проблема даже не в этом – а в том, что в ходе кампании по борьбе с Россией американские медиа сообщают о себе. Создавая определенный образ России, они создают определенный образ Америки – или, что то же самое, разрушают ее прежний образ.

За скандалом в благородном семействе внимательно наблюдают во всем мире, в России особенно, и делают выводы. А они напрашиваются.

За претензией на то, что «американское лидерство – это глобальная сила добра», стояла не только несомненная экономическая и военная мощь, но и определенный набор принципов.

Конечно, люди всегда нарушают декларируемые ими принципы, и с чего бы американцам быть исключением, но с определенного уровня речь может идти уже не о нарушениях принципов, а об их утрате.

Например, нам всегда рассказывали о том, что фундаментальная черта демократии – свобода слова.

Это диктаторские режимы пытаются ограничивать доступ людей к информации – а демократии доверяют своим гражданам и признают за ними право черпать сведения откуда угодно.

Теперь нам рассказывают о том, как злотворная русская пропаганда сбивает с толку простодушных американских (и европейских) избирателей и как можно было бы ограничить ее влияние на неокрепшие умы.

Нам рассказывали о том, что другая необходимая черта демократии – прозрачность.

Что дотошные журналисты, герои демократического общества, тщательно исследуют соискателей на общественные должности в поисках компромата под лозунгом keep them honest! – заставьте их быть честными! – и вытаскивают малейшие пятнышки грязи, которые им удается обнаружить. Потому что, как говорит другой известный лозунг, – «народ имеет право знать!».

А теперь нам рассказывают о том, что когда некие хакеры (предположительно, русские) раскрыли американской публике кое-какие грязные секреты предвыборной кампании Хиллари Клинтон, они совершили ужасный акт агрессии против Соединенных Штатов. Раскрывать публике глаза на грязные делишки политиков уже не считается правильным.

Нам рассказывали, что «игра с нулевой суммой» – если один выигрывает, другой обязательно проигрывает – это то, как видят мир диктаторы-параноики. Демократия ищет сотрудничества, а не конфронтации, и ведет «игру с ненулевой суммой», в которой выигрывают все вовлеченные стороны.

Сегодня мы видим, как мейнстримные американские медиа твердо стоят на «нулевой сумме» – любое улучшение отношений с Россией есть предательство Америки, то, что хорошо для России, непременно плохо для Америки, и наоборот.

Например, отказ поставлять оружие «умеренной» сирийской оппозиции, продиктованный тем совершенно очевидным соображением, что оружие попадает в руки исламистов, неукротимо враждебных Западу, был тут же истолкован как «уступка Москве».

Нам рассказывали, что пытаться выставить внутриполитических противников агентами враждебных иностранных держав – это опять-таки верный признак параноидальных диктаторских режимов, в то время как демократия смеется над такими глупостями.

Теперь нам рассказывают, что ни много ни мало, как законно избранный президент США – шпион, изменник и враг народа.

Нам рассказывали, что американская система правления – превосходнейшая в мире, «правительство из народа, созданное народом и для народа», и что все страны в мире должны (для их же собственной пользы) взять ее за образец, а сами США, из любви к человечеству, должны приложить все усилия к ее продвижению.

Теперь выясняется, что иностранный правитель – и вообще любой, кто сможет нанять команду хакеров – может определять исход выборов и навязывать американскому народу своего ставленника.

Если какой-то коварный враг Соединенных Штатов хотел бы подорвать доверие к их демократическим институтам, он вряд ли мог делать это эффективнее, чем сами американские медиа.

Это не повод для злорадства, скорее для беспокойства. Нестабильность в Америке была бы чревата непредсказуемыми бедствиями для всего мира. Печально и то, что сами по себе достойные принципы оказались так явно скомпрометированы.

Но такова уж реальность – над разрушением Великого Западного Мифа, который был так привлекателен для умов и сердец людей во всем мире, более всего трудятся западные же медиа.

источник


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.