Само не рассосется: общество готовится к радикальным реформам

Стране нужна мирная трансформация всех общественных институтов

Само не рассосется: общество готовится к радикальным реформам
Самая свежая социология подтверждает, что запрос на радикальные изменения устройства российской жизни есть не только у небольшой группы реформаторов разного толка — от либеральных до левых, но и у все большего числа тех, кто еще недавно был доволен всем.

Для тех, кто принимает решения в России (а это, по моей оценке, не более одного десятка человек), это, конечно, неприятная новость. Ведь любые реформы, тем более радикальные, несут большие политические риски для тех, кто их инициировал. Из новейшей истории нашей страны вспомним судьбу Михаила Горбачева, Бориса Ельцина с Егором Гайдаром. Но и ничего не делать, считая, что все как-нибудь само рассосется, не менее, а скорее всего, еще более рискованно.

Пока, судя по всему, наиболее вероятен вариант ничегонеделания. И это вполне объяснимо. Дело в том, что эти десять человек, которые управляют страной, — выходцы из позднесоветского времени. Но не из тогдашней номенклатуры, а из того слоя, который располагался чуть ниже ее: средние чины тогдашних силовиков, комсомольский подрост, мечтавший заменить геронтократическую партийную верхушку, кооператоры. Широкие народные массы, как тогда считалось (даже в самих этих массах), никакой роли в судьбе власти не играют. Их задача — ходить на работу по заводскому гудку и исправно голосовать за «блок коммунистов и беспартийных».

И вот наиболее удачливые представители этого слоя сейчас управляют страной. Узнаёте знакомое отношение к народу: исправно работайте за скромную зарплату, платите во все большем размере налоги, голосуйте за «Единую Россию», а об остальном не заботьтесь? Однако, как показывает реальная жизнь, за почти 30 лет существования новой России что-то все-таки в толще широких народных масс изменилось.

Помню еще недавние споры о «телевизоре и холодильнике». Многие считали, что нынешняя государственная пропаганда может компенсировать любой ущерб для уровня жизни людей. И действительно, лозунг «Крымнаш» смог некоторое время это обеспечивать. Но, как оказалось, «холодильник» остался жив, и широкие народные массы, с восторгом приняв в 2014 году приращение российской территории, все равно хотят благосостояния по, страшно сказать, европейскому образцу.

Слишком много людей в нынешней России либо не помнят в силу возраста товарный дефицит в магазинах, либо не хотят к нему возвращаться, вспоминая свои стояния в очередях за куском колбасы и рулоном туалетной бумаги. Кроме того, экономическое процветание 2000-х, целиком построенное на бурно растущих мировых ценах на нефть и газ, принесло действительно впечатляющие социальные итоги. В частности, реальные доходы (в том числе и пенсии) выросли более чем в два раза. Народу стало казаться, что такие сдвиги к лучшему — навсегда. Мы помним тогдашний потребительский бум, резкий рост числа кредитов, взятых физлицами в банках, увеличение рождаемости. И в политическом смысле все было отлично — стабильность, стабильность и еще раз стабильность…

Потом наступило десятилетие, потерянное как с точки зрения экономики, так и уровня жизни. Показатели начали колебаться вокруг нуля, демонстрируя даже небольшой спад. Так, за последние годы средняя российская семья потеряла примерно 15% своих доходов. Конечно, по сравнению с колоссальным ростом 2000-х это малозаметно. Тем более госпропаганда всячески создает иллюзию, что как только кто-то там, наверху, махнет волшебной палочкой — снова начнется движение вверх. И люди в это в своей массе до недавних пор верили.

Но в последние месяцы, сразу после президентских выборов, что-то в этих настроениях надломилось. Свою роль, наверное, сыграли и пенсионная реформа, и грядущее повышение НДС, и ничем не оправданный (с точки зрения рядового автовладельца) рост цен на бензин, и просто накопленная усталость от напрасного ожидания лучших времен. Как говорили классики, «количество перешло в качество».

Люди перешли на весьма экономный стиль потребления (даже если у них более-менее приличные доходы), стали активно перекредитовываться в банках, откуда, кстати, начали снимать наличность, перепрятывая ее на всякий случай в надежных местах. Даже рождаемость, еще недавно столь радовавшая нас, резко пошла на убыль. Большинство в широких народных массах вдруг поняло, что нынешние смутные в социальном плане времена — всерьез и надолго. А смириться с этим, затянув ремни и переодевшись в ватники и кирзу, как оказалось, мало кому хочется.

В этих условиях у правящей «десятки», если следовать логике и здравому смыслу, нет выбора: только инициированные сверху реформы. Их набор и последовательность совершенно очевидны уже давно:

реформа государственного управления, включая суд и правоохранительные органы;

децентрализация власти и переход к реальной, а не притворной (в стиле недавних выборов в Приморском крае) политической конкуренции;

последовательное сокращение доли государства в экономике, сопровождаемое столь же последовательным повышением доли среднего и малого бизнеса, используя при этом простые и понятные решения — например, резкое снижение, а может быть, и вовсе отмену налогов, которые он сейчас платит;

изменение не на словах, а на деле бюджетных приоритетов в сторону здравоохранения и образования, замораживание многочисленных фискальных новаций.

Этот пакет мог бы стать программой-минимум на период до 2024 году, когда стране предстоят (я надеюсь) очередные президентские выборы. А до этого можно было бы создать условия для выхода в новую политическую реальность через череду региональных и местных выборов следующего года, а потом и через выборы в Думу в 2021 году.

А вот в 2024 году могла бы произойти мирная, эволюционная и окончательная трансформация всех общественных институтов в новое качество, соответствующее вызовам XXI века. Очевидно, что тогда и правящая ныне «десятка» могла бы надеяться на цивилизованный уход на «заслуженный отдых», учитывая ее заслуги в переводе страны из состояния деградации на путь развития.

Пока в такой вариант верится с трудом. Может быть, нарастающие экономические трудности и все более массовый отказ людей продолжать оставаться серой и податливой массой в руках власти, наконец, заставит лиц, принимающих решения, понять, что прятать голову в песок просто опасно и для них, и страны.

Что может случиться, если события будут идти по накатанной колее инерции, застоя, а значит — деградации? Рано или поздно (ведь мировая история учит, что ни одна конфигурация власти не бывает вечной) придет пора перемен. Если они не будут подготовлены и запущены, как это описано выше, то Россию ждет очередная внесистемная встряска, когда власть будет валяться на улице. Это похоже на то, что мы пережили в феврале 1917 года, а потом в конце 1991 года. Ее поднимут случайные люди, которые скажут народу то, чего он давно ждет: и про справедливость, и про равенство всех перед законом, и про свое бескорыстие. Вот только справятся ли они с потоком событий в стране, которая накопила огромный запас эмоционального негатива? Желание выплеснуть его совпадет с полной безнаказанностью этого. Мы можем увидеть массовое бытовое насилие, распад даже самых элементарных общественных институтов. В общем, очередное Смутное время с самыми жесткими последствиями для существования России как государства.

И все-таки я надеюсь, что эта антиутопия не реализуется. Инстинкт самосохранения и здравый смысл не один раз в мировой истории помогал правящей элите вовремя остановиться. Так происходило, например, во многих странах Латинской Америки, в послевоенной Франции, в Италии начала 1990-х годов. Чем мы хуже?

источник

Читайте также на Информационном портале РФ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.