Информационный портал РФ

Санкции разогнали метаболизм российского агросектора

комбайн
Российская экономика растет ускоренными темпами даже в условиях западных санкций. К такому неожиданному для себя выводу пришли немецкие журналисты. Они отмечают, что экономика России в этом году прибавляет 2,5 процента.

Другие цифры у североитальянской области Венето. Там ежегодно миллиард евро теряют из-за ответных мер России. У нас после введения эмбарго в августе 14-го импульс получил внутренний рынок. По данным Минсельхоза, за это время уровень прибыльности молочного производства перешагнул отметку в 25 процентов. Правда, проблемы тоже есть. По данным Роспотребнадзора, около 6 процентов российского сыра и сливочного масла производят с частичной заменой молочного жира на растительный.

абердин-ангусы

Крупнейшим проектом в Европе “Брянская мясная компания”, отделение известного агропромышленного комплекса, стала за пару лет. От голого фундамента до успешного предприятия, которое в этом году отправит на рынок, в том числе, зарубежный, 120 тысяч тонн еще недавно малоизвестной в России мраморной говядины.

“Мы создали уникальную в России отрасль мясного животноводства. Сейчас имеем замкнутый цикл производства. Мы не зависим от импорта, у нас собственное племенное ядро”, — говорит Александр Павлов, руководитель “Брянской мясной компании”.

История в России пока не частая, ведь и семенная, и племенная база в стране преимущественно — импорт. Но здесь решили твердо: раз импортозамещение, значит, полное.

абердин-ангусы

Завезенные всего-то несколько лет назад на брянскую землю из Австралии абердин-ангусы обрусели и дали цветущее потомство. Полмиллиона голов — такой концентрации нет ни в одном агрохозяйстве мира. И это только начало. В самые ближайшие годы поголовье быков и коров планируют довести до миллиона.

650 тонн одного лишь зерна за неполное лето в одном лишь хозяйстве одной лишь Брянской области. И такие агрокомплексы не просто накормили страну, но вывели ее в мировые лидеры экспортеров зерновых культур.

Протяженные пространства и неисчерпаемая ресурсная база стали экономическим мультипликатором энергичного сельскохозяйственного прорыва, который многие сравнивают с аграрным бумом в России столетней давности.

За три года продовольственного ренессанса Россия изменила саму себя, проделав путь, на который у многих стран уходили десятилетия. И все это в условиях санкционного давления, отсутствия источников внешнего финансирования и технологий. Теперь важно не просто сохранить темп и инерцию, но и, как говорят физики, совершить фазовый переход — на новый технологический и логистический уровень.

фермеры

Хозяйство Платоныча, как ласково называют в округе фермера Александра Лобынцева, обширное. И в этом смысле лучшего места для демонстрации аграрных успехов страны не придумать.

“Продовольственную безопасность Россия сегодня обеспечила. Запад может ее только притормозить. Но я и пять лет без их всего не понижу урожайность”, — говорит фермер.

Объезжая семь тысяч своих урожайных гектаров на внедорожнике, Платоныч сокрушается: вот если бы еще и техника в России и ее производители были на высоте: “Мы их любим. Мы русские. Мы хотим, чтобы наше было. Но соответствовало мировому качеству”.

А пока аграрии, как танковые бригады, оторвавшиеся от пехоты поддержки, остались одни в поле рынка.

“Хотелось бы, чтобы российские производители выпускали совершенную технику”, — рассказывает Вера Тарасова, старший специалист фирмы “Агросмак”.

“Не смогли мы найти оборудования. Пришлось обратиться во Францию. Мы бы с удовольствием закупали наше оборудование”, — говорит главный технолог предприятия Анатолий Гусев.

Доходит до обидного: мягкие сыры “Камамбер” и “Бри” на Жуковском заводе на Брянщине делать научились неотличимо от французских, а упаковочную бумагу заказывают в Германии или Франции – на родине такой бумаги не делают, хотя, казалось бы, чего уж проще. Что говорить о сложных производственных линиях, их сервисе и запчастях.

сортировка картофеля

В Пензе логистическая овощная компания выросла и расширилась на санкциях за три года быстрее, чем хлеб на дрожжах. “Сколько бы мы ни вырастили, у нас все забирают и забирают”, — рассказал Олег Мурзов, генеральный директор агрофирмы “Раздолье”. Но компания вынуждена использовать технику и оборудование из-за рубежа.

Затраты тянут вверх стоимость продуктов и в магазинах, и на рынках в, казалось бы, хлебосольной Брянской области. “Дороговато, конечно. 280 рублей за творог – дороговато”, — считают покупатели.

Парадокс роста производств и одновременного роста цен не остановить до тех пор, пока импортозамещение не будет всеобъемлющим, убеждены специалисты.

“Мы полностью зависим от импортных технологий. Практические все, что находится в любой стадии производства, иностранное. Ничего отечественного фактически там нет. Мы покупаем импортные составляющие, которые зависят от курса евро и доллара”, — пояснил Павел Грудинин, директор ЗАО “Совхоз имени Ленина”.

Разорвать этот порочный круг сегодня пытаются многие российские аграрии. В плодопитомнике в Астрахани, увеличив за годы контрсанкций урожаи в три раза, сейчас думают о том, как избавиться от импортной зависимости. “Этой осенью у нас будут свои саженцы”, — говорят на предприятии.

источник

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top