США и России все равно придется вернуться к диалогу

Лавров: Отказавшиеся покинуть Алеппо боевики будут уничтожены

Достигнутое министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и госсекретарем США Джоном Керри соглашение о перемирии в Сирии действовало всего неделю, после чего Москва и Вашингтон обвинили друг друга в срыве всех договоренностей. Штаты угрожают свернуть сотрудничество; Россия заявляет, что американцы поддерживают террористов. Консультант Московского центра Карнеги Николай Кожанов рассказывает, почему перемирие не сработало — и почему Москва и Вашингтон еще вернутся к переговорам.

Сентябрь выдался насыщенным месяцем для Сирии: менее чем за три недели международное сообщество стало свидетелем появления и краха надежды на серьезную попытку принести мир в разрушенную войной страну. Достигнутые Лавровым и Керри договоренности должны были стать важным шагом в сторону урегулирования конфликта. Казалось, случилось чудо — Москва и Вашингтон смогли найти общий язык по тем пунктам, которые они безуспешно согласовывали в течение последних месяцев (а в ряде случаев и лет). Было решено координировать действия военных двух стран, возникло относительное понимание того, какие противостоящие режиму Асада группировки следует отнести к террористическим, а какие — к оппозиции, а также что делать с теми группами, которые не смогут окончательно разорвать связи с ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусрой».

Европейский дипломат, пожелавший остаться неназванным, сообщил мне, что оптимизм, вызванный договоренностями Керри и Лаврова, был чрезвычайно силен в странах ЕС. Некоторые европейские государства даже начали всерьез беспокоиться, что мир в Сирии может быть установлен без их участия, и принялись спешно прорабатывать варианты своего подключения к российско-американскому диалогу, чтобы не упустить свою часть сирийского пирога. Но чуда не произошло. Фактический провал реализации недавних договоренностей по установлению перемирия наглядно доказал, что Вашингтону и Москве по-прежнему чрезвычайно сложно не то что обеспечить прорыв на переговорах, но и просто найти общий язык.

Не сообразить на двоих

Прежде всего, решить сирийскую проблему в двустороннем формате просто невозможно. Для этого нужно заручиться поддержкой региональных игроков, вовлеченных в конфликт: Ирана, Турции, Саудовской Аравии, Катара, Иордании и даже — пусть и неофициально — Израиля. Без них ни одно соглашение, достигнутое между США и Россией, выполняться не будет. Как Москва без поддержки Тегерана не сможет эффективно влиять на Асада, так и Вашингтон без помощи из Турции и монархий Залива не доведет свою волю до сирийской оппозиции.

Но сейчас работа в этом направлении ведется весьма неэффективно и в России, и в США. В результате, например, Иран весьма неоднозначно прореагировал на договоренности Лаврова и Керри: мол, мы знали о них, поддерживаем их, но вот детали сделки нам сообщили не слишком подробно. Зная, как болезненно реагирует иранское руководство всегда, когда их мнение не учитывается, можно предположить, что большого желания поддерживать Москву в Тегеране не возникло.

С другой стороны, соглашение явно не учитывало и интересы Саудовской Аравии. Вашингтон, разыскивая в Сирии умеренную оппозицию, сделал ставку на будущее включение в политический процесс группировки «Ахрар аш-Шам», которую поддерживают Турция и Катар. Более того, американцы смогли убедить Москву не включать представителей этой структуры в список нерукопожатных и террористических. Вместо нее в этот список попала «Джебхат ан-Нусра», которую не спас ни ребрендинг (летом она сменила название), ни формальное отречение от связей с «Аль-Каидой».

Показательно, что и российская пропаганда после 9 сентября забыла об «Ахрар аш-Шам» и все больше говорила об исламистской угрозе, исходящей от «Джебхат ан-Нусры». Но проблема тут в том, что «Джебхат ан-Нусру» активно поддерживает Саудовская Аравия, и согласие американцев внести эту группировку в список террористических организаций было воспринято в Эр-Рияде как удар по их инвестициям в Сирии.

Возможно, когда Керри договаривался с Лавровым, оба решили, что саудиты не настолько сильно влияют на ситуацию в Сирии, как турецкое руководство, и должны удовлетвориться тем, что в список террористических группировок не попала «Джейш аль-Ислам» — другая просаудовская структура. Определенное рациональное зерно в этом было — влияние Саудовской Аравии в сирийском конфликте существенно сократилось в последние месяцы. Но не настолько, насколько рассчитывали в США и России. В итоге «Джебхат ан-Нусра» явно не без помощи саудитов предприняла активные попытки сорвать перемирие, а «Джейш аль-Ислам», в свою очередь, не торопилась присоединяться к нему. Все это, конечно, не означает, что «Джебхат ан-Нусру» следовало бы исключить из списка террористических организаций, но обсудить перемирие с Саудовской Аравией все же стоило бы.

Корень проблем в себе

Увы, фактор региональных держав далеко не единственный аспект, приведший к краху мирных договоренностей. Другую причину следует искать в самом характере нынешних российско-американских отношений. Лавров и Керри могут пытаться искать точки соприкосновения между интересами Москвы и Вашингтона и даже испытывать личную симпатию друг к другу, но у военных и политических элит двух государств накоплено слишком много взаимного недоверия, перечеркнуть которое сразу не получится.

На уровне исполнителей, судя по всему, никто не стремился мгновенно воплощать на практике то, о чем договорились руководители дипломатических ведомств. Так, в беседе со мной высокопоставленный сотрудник Госдепа США весьма коротко, но емко охарактеризовал реакцию Пентагона на соглашения Керри и Лаврова: «Раздражение». Думается, что в российском Министерстве обороны реакция была такая же.

В итоге произошла спорная «ошибка» с бомбежкой асадовских сил в Дейр-эз-Зоре и расстрел гуманитарной колонны. Принцип бритвы Оккама подсказывает неутешительный вывод о причинах обоих инцидентов: провал перемирия, спровоцированный планомерным расстрелом войск Асада в Дейр-эз-Зоре и варварским разгромом гуманитарной колонны в Алеппо, значительно усилил позиции тех групп в российском и американском истеблишменте, кто выступает против каких-либо договоренностей с Вашингтоном/Москвой. В результате сторонникам идеи диалога по обе стороны Атлантики теперь будет непросто еще раз убедить высшее руководство своих стран сделать новую попытку сесть за стол переговоров.

Наконец, стоит задаться вопросом: а все ли Москва сделала как надо? К сожалению, Россия продолжает демонстрировать крайнюю уверенность в своих военных и политических возможностях. В Кремле, конечно, понимают, что без переговоров решить сирийский вопрос не получится: сейчас никто не обладает достаточными возможностями, чтобы урегулировать конфликт силой. Однако российское руководство уверено, что у него и его союзников в Сирии все же достаточно возможностей, чтобы навязать международному сообществу свое видение параметров дипломатического решения проблемы.

Для этого Москва планомерно борется с сирийской оппозицией, ослабляя противников Асада на полях сражений, и периодически ставит ее региональных и западных спонсоров перед выбором: мир на условиях Дамаска или дальнейшее военное давление. При таком подходе идти на значительные компромиссы с США ни в Москве, ни в Дамаске никто не собирался. Договоренности от 9 сентября были просто еще одной попыткой предложить мир на условиях Кремля. Не получилось. А значит, в следующие несколько недель в Сирии опять будет литься кровь.

Конец диалогу?

Нет, разговор между Москвой и Вашингтоном по Сирии будет возобновлен. Все, что сейчас происходит в Сирии, вполне укладывается в российскую стратегию кнута и пряника. Отходить от нее никто не собирается. После бомбежек ВКС РФ Вашингтону рано или поздно вновь предложат поговорить: иллюзий о возможности чисто силового решения в Сирии у Москвы нет.

Однако новая попытка поговорить произойдет не сразу. С одной стороны, Кремль явно обижен на чрезмерно негативную, с его точки зрения, реакцию Запада на провал мирных инициатив. Если вспомнить выступление Лаврова, который в минувшее воскресенье давал характеристики событий в Сирии и оценивал поведение Запада, то можно услышать очень отчетливо прозвучавшую обиду.

Российское руководство на удивление пытается не только диктовать свои условия, но еще и обижается, что ее диктат не принимается. А как правило, обиженная Москва становится непредсказуемой в своих действиях. В этой ситуации Кремлю нужно время, чтобы успокоиться и вновь осознать простой факт, что иного пути, кроме как сесть за стол переговоров, нет.

С другой стороны, в США приближаются выборы президента. В Вашингтоне будет не до Сирии. Формирование новой команды и передача дел займет время. России с новой попыткой наладить диалог по Сирии придется подождать. Вполне возможно, что новый хозяин Белого дома окажется менее расположенным к диалогу с Москвой, чем Обама. Однако и он, если захочет урегулировать сирийский конфликт, пойдет на диалог. Впрочем, сможет ли он учесть ошибки предшественника?

Пока же в Сирии стоит ожидать только усиления военного противостояния, ценой которого будут человеческие жизни.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.