США примазались к Алеппо

Что стоит за решением Совбеза ООН разместить в городе международных наблюдателей?

США примазались к Алеппо
В понедельник, 19 декабря, Совбез ООН проголосует за компромиссный вариант проекта резолюции по присутствию наблюдателей в сирийском Алеппо. Об этом заявил постпред России при всемирной организации Виталий Чуркин. Голосование, как ожидается, начнется в 17:00 мск. (ИПРФ: единогласно принято)

Напомним: накануне, 18 декабря, Совбез провел экстренные консультации по французскому проекту резолюции, который предполагал размещение в восточном Алеппо наблюдателей ООН для мониторинга эвакуации боевиков и населения.

Чуркин заявил, что Россия не может допустить принятия французской резолюции. «Мы считаем, то, что французы предлагают, — невыполнимо и опасно. Мы не можем позволить такому проекту пройти», — сказал постпред РФ.

В итоге, после трехчасовых переговоров в воскресенье, был составлен компромиссный документ на основе «заготовок», предложенных Россией и Францией. Чуркин по окончанию встречи отметил, что членам Совбеза удалось подготовить «хороший текст». А постпред США Саманта Пауэр рассказала, что российская и американская делегации «очень конструктивно» поработали, и выразила надежду, что резолюция будет принята единогласно.

Вот как выглядят ключевые пункты документа:

— ООН и другим гуманитарным организациям будет поручено осуществлять «непосредственное наблюдение» за эвакуацией людей «из восточных кварталов Алеппо и других частей города», а также координировать этот процесс;

— все стороны в Сирии должны будут немедленно предоставить наблюдателям безопасный и беспрепятственный доступ для мониторинга ситуации, а также создать условия для доставки гуманитарной помощи в пострадавшие районы Алеппо;

— в проекте резолюции выражается приверженность «суверенитету, независимости и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики».

Как отметила Саманта Пауэр, в документе не говорится о том, какую общую численность будет иметь мониторинговая миссия. «Чем больше будет наблюдателей, тем лучше. Тогда они смогут находиться во многих районах. Генеральному секретарю предстоит задействовать столько сотрудников ООН, сколько он сможет», — сказала постпред США.

В свою очередь постпред Франции Франсуа Делаттр заявил, что «проект, который мы согласовали, основан на трех элементах: это безопасная эвакуация в соответствии с международным гуманитарным правом, немедленный и беспрепятственный допуск гуманитарной помощи ООН, а также защита медицинских учреждений и персонала, и все это — под наблюдением со стороны ООН». По его словам, в соответствии с документом наблюдателям для начала работы в Алеппо не потребуется согласия правительства в Дамаске.

Что стоит за голосованием по резолюции, о каких переменах в треугольнике Дамаск-Москва-Вашингтон говорит согласованный документ?

— России удалось доказать, что в Алеппо находились западные военные советники, которые руководили действиями боевиков, и теперь эта ситуация используется для торга на всех площадках, включая ООН, — считает заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков. — Причем основной торг, конечно, идет с новой администрацией США. Эта администрация, понятно, официально еще не вступила во власть. Тем не менее, Москва уже с ней взаимодействует, и торгуется об условиях пересмотра росийско-американских отношений.

Сирия занимает в этом торге важное место. Да, у сирийских правительственных войск, действующих при поддержке России, были определенные неудачи — например, сдача Пальмиры. Да, ситуация далека от общей победы Башара Асада. Тем не менее, военные успехи налицо, и замалчивать их у Запада не получается.

В этой ситуации США хотят примазаться к нашим успехам, свалить все неудачи на администрацию Барака Обамы, и с января 2017 года по-новому выстраивать отношения с Россией.

— Чем объясняется оптимизм Саманты Пауэр, которая считает, что резолюцию по Алеппо примут единогласно? Мы пошли на серьезные уступки американцам?

— Я так не считаю. Думаю, мы не против, чтобы американцы к нам примазались, в том числе, потому, что изначально предлагали объединить в Сирии усилия с Западом, а не устраивать соревнования коалиций. Сейчас это соревнование складывается не в пользу коалиции во главе с США, и Москва хочет этим воспользоваться.
Действиями в Сирии наша страна повысила свой статус. И теперь всем, в том числе США, понятно, что с Россией нельзя не считаться.

— В резолюции имеется пункт о приверженности членов Совбеза ООН суверенитету и территориальной целостности Сирии. Это реальная цель или промежуточная тактическая позиция?

— К сожалению, это промежуточная позиция. К тому же мы понимаем, насколько силен Запад в интерпретациях. Нам порой кажется, что черное в документе прямо называется черным, а белое — белым. Но потом вдруг появляются интерпретации, и четкие цвета мгновенно размываются.

Запад и сейчас — прямо скажем — оставляет себе определенные лазейки. Скажем, в резолюции не уточняется, о целостности какой территории идет речь: всей довоенной Сирии, или территории, которую сейчас контролируют войска Асада.

А главное, резолюция не дает ответа на вопрос, кто будет новым руководителем Сирии. Это значит, что Запад надеется продавить в Сирии собственные интересы.

— Как дальше будет развиваться ситуация?

— У Запада, на мой взгляд, есть надежда, что Россия рано или поздно устанет от участия в сирийском конфликте. Об этом в последнее время говорят многие серьезные аналитики, которые имеют вес в западном истеблишменте.

Ставка делается на то, что Россия выдохнется. Именно с расчетом на это Запад сегодня готов идти на определенные компромиссы.

— Мы в резолюции пошли на уступку Западу, и прежде всего США, — уверен ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Скорее всего, мы сделали это, чтобы подыграть избранному президенту США Дональду Трампу, по кандидатуре которого в понедельник состоится голосование выборщиков. Видимо, Москва не хочет обострять ситуацию, и давать лишние козыри противникам Трампа.

А уступка заключается в самой сути резолюции. Запад хочет сохранить свое влияние на ситуацию вокруг Алеппо и Сирии в целом, и резолюция как раз это позволяет — вести в Алеппо международное наблюдение, выносить оценки поведению сирийских властей и российских ВКС, пытаться ограничить активность контртеррористической операции.

Наверняка сирийские спецслужбы будут отлавливать террористов, которые растворились в массе беженцев. В Алеппо, кроме того, имеются захваченные военные советники западных и арабских стран. Наблюдатели ООН, благодаря резолюции, получают мандат на все это влиять.

— Кто в проигрыше от такого расклада?

— Больше всего присутствие наблюдателей, конечно, подгадит сирийцам. Кстати, вообще непонятно, почему авторы резолюции не спросили их мнения. Думаю, Дамаск если и поддержит резолюцию, то без особого желания.

Резолюция, я считаю, играет и против интересов России. Наблюдатели будут выносить свои вердикты: это не так, то не эдак. Нам в такой ситуации придется быть виноватой стороной, оправдываться и что-то доказывать.

На мой взгляд, нам вообще не стоило принимать эту резолюцию. Мы пошли на это, повторюсь, в интересах большой геополитики — подыгрывая лагерю Трампа. Но эта линия, я считаю, ошибочна.

— Почему вы так думаете?

— РФ уже давно подыгрывает лагерю Трампа — по сути, с момента, как только обозначилась перспектива его победы. Но в результате получается, что мы идем на уступки еще до того, как что-то получили взамен у новой американской администрации, кроме заверений в желании нормализовать российско-американские отношения.

На деле, у меня складывается впечатление, что США разыгрывают новую партию по «разводке» России. Прежня политика Обамы, связанная с прямым давлением на Москву, не сработала. И теперь американцы прибегают к более тонкой схеме.

В ее рамках выдвигается кандидат в президенты США, который, с одной стороны, вроде бы хочет с нами дружить, с другой — является изгоем внутри собственной Республиканской партии. А эта партия, замечу, напринимала целый список антироссийских резолюций в Конгрессе. Такой расклад позволяет США вести игру в стиле «хороший полицейский — плохой полицейский».

«Хороший полицейский» — Трамп — говорит, что хочет дружить, но Россия должна пойти на определенные уступки, чтобы он мог договориться с «плохим» — с Конгрессом. И, боюсь, наше политическое руководство позволит втянуть себя в эту игру, и действительно пойдет на уступки. А позиции США и Запада тем временем останутся неизменными: по Украине, размещению войск в Восточной Европе, расширению НАТО. В итоге, США будут водить нас за нос.

Читайте также на Информационном портале РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.