Сыр из мышеловки. История валютного ипотечника

Сыр из мышеловки. История валютного ипотечника

По данным ЦБ РФ за 2016 год, в России 40 млн должников по кредитам, которые в общей сложности взяли у банков 11 трлн рублей. Исправно обслуживают долги только 8 млн граждан. О том, что грозит неплательщикам, свидетельствует дикая история семьи Ведешкиных, о которой рассказала корреспондент “НИ” Людмила Бутузова.

Сложись звезды по-другому, всё было бы иначе Да просто жил бы среди нас классный парень Сергей Ведешкин – востребованный врач, добропорядочный семьянин, отец двух детей, собственник квартиры, купленной в ипотеку, желанный заемщик банков, которые как раз и любят таких – типичных представителей среднего класса – за ответственность и законопослушность.

Сыр из мышеловки. История валютного ипотечникаСемья, в которой все еще живы

Звезды кто-то перемешал. Сергей умер. И теперь все хорошее о нем – в прошлом. В настоящем от человека – ничего, кроме оставленного клубка проблем в наследство несовершеннолетним детям. Еще есть друзья, которые пытаются хоть как-то помочь семье. Без них Ведешкины уже сегодня оказались бы на улице.

– Я познакомился с Сергеем, когда поступил в ММА им. И.М. Сеченова в Москве (бывший Первый Медицинский), – рассказывает однокурсник Ведешкина Иван Боровиков. – Серега был образцом того, что в Америке называется Self-Made: упорно учился, готовился к будущей профессии, переехал из Ташкента в Москву, самостоятельно поступил в институт. По ночам подрабатывал, жил в общаге – и умудрялся при этом успешно учиться, сохранять отличный характер и быть душой любой компании.

Все шло хорошо. Сергей закончил институт, став отличным доктором и начал работать на скорой помощи, по-прежнему подрабатывал в нескольких местах, как то это делают все, чтобы встать на ноги. Через некоторое время женился, родились дети: в апреле 2000-го – Саша, в октябре 2003 – Наташа.

Жили на съемных квартирах, мечтали о своей. При зарплате врача, имей ты хоть пять подработок, копить бы пришлось до 80 лет. Помучившись, в 2007 –ом они решились на ипотеку.

Сыр из мышеловки. История валютного ипотечникаВ первый класс

– Было очень страшно, – вспоминает мама Сергея восьмидесятилетняя Нинель Ивановна.- Я приехала к ним на совет. Первая мысль – отговорить! Никаких накоплений у нас нет, даже на первый взнос. Рассчитывать можно только на мою квартиру в Ташкенте. Но квартиры там ничего не стоят, по сравнению с Москвой – копейки. Сергей на Москву и не заглядывался. Говорил: хоть бы в пригороде купить, пусть старую и убитую – только бы свой угол. Такую и купили – в Мытищах. Одно название – «трешка», в комнатах не развернуться, кухня 5 метров. Меня это особенно угнетало, сын смеялся: «Мама, так это же хорошо: не вставая со стула можно дотянуться и до плиты, и до холодильника». Ремонт в этих хоромах мы так и не доделали – не на что было. Всё съедала проклятая ипотека…

На покупку «трешки» в Мытищах Альфа-банк одобрил Ведешкину ипотечный кредит в валюте – $170 000 на 25 лет. Ему в 2007-ом было 32 года, к пенсии должен был погасить.

Почему он согласился на валютный кредит? Нинель Ивановна объясняет это по-своему: «Сергей был уверен: государство знает, что делает». Во всем мире ипотечные программы являются социально-ориентированными и поддерживаются государством, т.к. это единственный доступный способ среднестатистическому гражданину обзавестись собственным жильем. Вот, значит, и наша страна пошла тем же путем.

Раз доллар ходит наравне с рублем, то наверху, видать, просчитали, что это выгодно для людей. И впрямь, из каждого утюга неслось: доллар снижается, скоро лопнет, валютные кредиты чуть ли не обнулятся. «Сергей всегда слушал эти прогнозы, они ему дух поднимали. Успокаивал нас: вот увидите, по ипотеке будем платить копейки, как в Европе. Что его казнить за это? Таких простодушных много… Он врач, а не банкир», – оправдывается мать.

Сыр из мышеловки. История валютного ипотечника

На сайте ЦБ несложно проверить, что курс доллара до марта 2007 года был чуть выше 26 рублей за доллар. Но нигде не написано, что тысячи людей выбирали ипотеку в валюте вовсе не из-за большой любви к «зеленым», а потому что банки почему-то при одном и том же рублевом доходе не одобряли ипотечные кредиты в рублях и при этом одобряли высокорисковые в валюте. Позже, когда доллар вопреки прогнозам начал не падать, а расти, и большинство ипотечников оказались в финансовой ловушке, совестливые экономисты скажут правду: реальная причина, по которой валютная ипотека получила такое распространение, заключается в том, что до кризиса 2008 года банки имели доступ к дешевым «длинным» валютным кредитам, преимущественно в долларах и евро. Им было крайне выгодно подсаживать заемщиков на валютную иглу.

Сыр из мышеловки. История валютного ипотечника

Ведешкин просто попался, как все. Что он мог сделать? Ничего. Переживал. Судя по всему, государство не собиралось помогать валютным ипотечникам, влезшим ради квартиры в долларовые долги. Единственное «утешение» – в будущем подобные кредиты будут одобрять только гражданам с валютными доходами. Еще один возможный выход из долларовой кабалы — растянуть срок возврата ссуды до 50 лет, то есть люди будут платить по своим долгам до 80, а если умрут раньше, то их обязательства перейдут по наследству.

Долго ждать не пришлось: среди валютных ипотечников, находящихся в шоке после увеличения их кредита, начались первые смерти. Ведешкин как мог скрывал эту информацию от жены Ани. Она тяжело болела, все и так было не в радость, даже эта несчастная квартира, о которой столько лет мечтали.

Сыр из мышеловки. История валютного ипотечникаДочь Маша Ведешкина

В 2007-ом Аня умерла. Сергей остался с двумя малыми детьми на руках, с пожилой матерью, после продажи ташкентской квартиры оказавшейся без гроша и без жилья, с нищенской зарплатой – «только на хлеб» и с кредитом, «тело» которого даже не успело уменьшиться, потому что по условиям договора банк сначала забирает свои проценты, а уж потом гасится основной долг.

Сыр из мышеловки. История валютного ипотечникаСын Саша Ведешкин

– Начались страшные годы, – рассказывает мать. – Зарплаты сына не хватает, дети растут… Какую копейку перехватит на подработках – мчится в банк, очень боялся просрочить платежи. Потом ему повезло, устроился в фармацевтическую фирму. Там хорошо платили, и мы ненадолго вздохнули. Финансовый кризис 2014 года все испортил. Доллар взлетел в два раза и стал стоить больше 60 рублей. Сергей был в отчаянии: из такой ямы уже не вылезти. Каждый месяц по кредиту надо платить 1,5 тысячи долларов и еще 2 тысячи – в Альфа-страхование. Банк свои деньги застраховал на все случаи жизни, а гражданам от кризиса в экономике государство страховку не дает, сами должны выкручиваться. Как? В начале 2015 года сын написал письмо в банк… Не могу я его без слез читать – он так униженно просил, чтобы дали отсрочку платежей на год… Вот, нашла, читаю: «В связи с резким падением курса рубля выплаты стали превышать доход. Я вдовец, один ребенок инвалид… Все выплачу…

Пожалуйста, пойдите на встречу». Ему ответили: ваше обращение передано на рассмотрение. И все… А счетчик-то тикает, платить надо. Сын влез в долги: у того займет, у другого перезаймет… Сергею давали, вокруг него всегда было много добрых людей, друзья…Все давали. Но он и отдавал аккуратно, при первой возможности. Чего ему это стоило… Он почернел весь, ни о чем не мог говорить, только о долгах, о страхах потерять квартиру… Просто зациклился на этой проблеме. Мне бы, старой, ему сказать: не это главное, мы живы, войны нет, все утрясется. Не успела…

В августе 2015-го Ведешкин в первый раз пропустил очередную выплату по ипотеке. Лето, друзья разъехались по отпускам, взять в долг был не у кого. Может ли такая мелочь привести к крушению жизни? Не пытайтесь испытать…

Сыр из мышеловки. История валютного ипотечника

В сентябре Сергей умер. Внезапно, ночью. Мать , тоже врач по профессии, до приезда Скорой пыталась его реанимировать, но ничего сделать было нельзя. Внезапная остановка сердца. Из той ночи в память врезалось необъяснимое. «Он умер в 4.15 утра, – как заведенная повторяет Нинель Ивановна. – Родился тоже в 4.15. Как такое может быть?»

А ведь это не очень существенный вопрос, если знать, что случится впоследствии. В заключении о смерти Сергея Ведешкина –судмедэксперт Мытищинской больницы, где проводилось вскрытие, в качестве причины смерти указала “отравление каннабиноидами”.

– Вещь совершенно невозможная и бредовая с точки зрения любого имеющего отношение к медицине специалиста, – не перестает возмущаться однокурсник Ведешкина Иван Боровиков.

По его словам, во всем мире не зафиксировано ни одного случая смерти от отравления продуктами конопли. Независимая экспертиза, проведенная по инициативе друзей в Туле, высказалась в том же духе: каннабиноиды в крови Ведешкина содержатся, но вряд ли стали причиной остановки сердца. Скорее – длительный стресс, плохое питание, серьезные психологические нагрузки. Никто и не спорит, что всего этого у мужчины было через край. Мог для «разрядки» принимать что-нибудь «не то»? Не будем прикидываться святыми, говорят друзья, – загнанные в угол жизненными обстоятельствами не всегда, но часто ищут для себя хотя бы временного успокоения.

Сыр из мышеловки. История валютного ипотечникаИменно в этом доме “проклятая” квартира

Представить трудно, что все это сейчас, через два года, придется доказывать в суде. Но из-за этих проклятых каннабиноидов Альфа-страхование не признает причину смерти Сергея Ведешкина страховым случаем, отказывает в выплате страховки, а Альфа-Банк, по словам Боровикова напускает на 80-летнюю бабушку коллекторов, которые “кошмарят” ее до прединфактного состояния.

Формально правота на стороне финансовых организаций. Не по части «кошмаривания» бабушки, конечно, а по условиям кредитного договора. Кто не в курсе, ипотека, берется под залог недвижимости, залогом выступает приобретаемая квартира. Может возникнуть ситуация, когда человек умер – вот как Сергей Ведешкин, – не успев выплатить до конца ипотечный кредит. В этом случае наследники – у Ведешкина это несовершеннолетние дети – получают в наследство заложенную квартиру и обязаны погашать кредит, к которому не имели никакого отношения. Средств у них нет. После смерти отца в сентябре 2015 года долг банку составлял 117 тысяч долларов. Платить, естественно, перестали, и за два года вместе с пенями и штрафами за просрочку сумма долга если не перевалила, то приблизилась к первоначально взятой.

– Ситуация ужасная, – обессилено говорит Нинель Ивановна, оформившая опеку над внуками и оказавшаяся на передовой борьбы с банком. – Квартиру могут отобрать, дети останутся ни с чем. Уже приходили оценщики, смотрели, сколько может стоить наша хрущевка в Мытищах. Ничего она не сейчас не стоит… Копейки по сравнению с тем, что за десять лет выплатил в долларах Сергей и сколько еще повесили на его детей. Но с этой ипотекой все устроено так, что банк всегда остается в выигрыше.

Сыр из мышеловки. История валютного ипотечникаБабушка Нинель Ивановна (опекун детей)

Страховка от Альфа-Страхования, которую Ведешкин также добросовестно оплачивал, как и основной кредит, могла бы решить проблему с банком, но… «неправильная» причина смерти. «Она даже когда «правильная», страховых выплат по причине смерти заемщика добиться очень непросто, – рассказала «Новым Известиям» юрист по ипотеке Мария Фурцева. – Годами добиваемся этого через суд. Иногда создается впечатление полного отрыва от реальности: на карту поставлено единственное жилье ипотечников с семьями и бонусы банкиров. Несовместимо.»

-Они формально идут по процедуре, и все, – отзывается о взаимоотношениях банка с семьей Ведешкиных Иван Боровиков. – Но о какой существенной правоте можно говорить, если в должниках у банка оказываются дети-сироты, потерявшие и мать, и отца, а если еще и квартиру, которая стала источником всех бед, – то это вообще приговор. Банк с хорошей репутацией никогда не пойдёт на такие меры.

Да уж, не звери же они там… Да и сомнительная слава преследователей валютных ипотечников – некогда любимых своих клиентов – никому не нужна. От ипотечных программ еще никто не отказался – ни банки, которым они по-прежнему выгодны, ни государство, которое их поддерживает, потому что не нашло другого способа для обеспечения своих подданных жильем. Правила пользования кредитами писались совместно. Предусмотреть чрезвычайные случаи – от бешенства доллара на финансовом рынке до «неправильной» смерти единственного кормильца в семье – наверное, нельзя, но откорректировать циркуляр, чтобы не плодить новых нищих, обездоленных и готовых лезть в петлю из-за квартирных долгов, наверное, можно. В конце концов, свои бонусы от покойного Сергея Ведешкина банк уже получил. С его детей взять нечего – хрущевка в Мытищах со 170 000 долларов обесценилась до 4 миллионов рублей. Вот и вся история, в которой нет ни одного счастливого человека.

источник

Читайте также на Информационном портале РФ

Один отзыв

  • Сын Карло

    Банки – кормильцы властей всевозможных уровней. От захудалого Верхнесранска до МОсквы. И по этому всячески поддерживаются лобби . Подобных ситуаций – море. Выхода ещё не предложили, а прошло уже столько лет с кризиса 2008 года. Всем безразличны судьбы народа. Сдох один – бабы ещё нарожают… Главное – неприкосновенность прибылей БАНКОВ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.