Вскрыть мафиозную схему главы Удмуртии помогли общественники

Уголовные дела против теперь уже бывшего главы Удмуртии Александра Соловьева служат хорошим подтверждением того, что заявления руководства России о защите интересов частного бизнеса – это не пустой звук, а борьба с коррупцией через общественные организации может быть весьма эффективной. Наглую преступную схему Соловьева удалось вскрыть во многом благодаря «инициативе снизу».

Вскрыть мафиозную схему главы Удмуртии помогли общественникифото: Удмуртская правда

Коррупционная схема в дорожной отрасли, организованная Соловьевым и его окружением, была незатейливо проста: все основные дорожные подряды отдавались компаниям, аффилированным с правительством Удмуртии, а вокруг них была выстроена сеть частных компаний, близких к семье главы республики. Но такой подход принципиально нарушал сложившиеся в российской дорожной отрасли правила игры, и нет ничего удивительного в том, что удмуртские власти довольно быстро «доигрались».

Губернатор с удмуртской дороги

Крупнейшим дорожным предприятием Удмуртии является ГУП «Удмуртавтодор» – компания, имевшая в 2015 году выручку в 2,89 млрд рублей (это 30-е место среди крупнейших компаний республики). Именно ей доставалась львиная доля местных дорожных контрактов: только в прошлом году «Удмуртавтодор» выиграл 143 конкурса на общую сумму 4,28 млрд рублей.

Помимо этого, в Удмуртии существует целая сеть дорожных предприятий (ДП), полностью принадлежащих местному Минимущества – «ДП Ижевское», «Глазовский дормостстрой», «Увинское ДП», «Можгинское ДП», «Сарапульское ДП». Эти компании имеют обороты, исчисляемые десятками и сотнями миллионов рублей в год, и столь же регулярно выигрывают госзаказы. По оценкам удмуртской прессы на середину прошлого года, в общей сложности через эту сеть прошли контракты на сумму почти 23 млрд рублей.

На первый взгляд, ничего криминального в том, что значительную часть дорожных подрядов получали формально государственные компании, нет. Однако фактически дорожная отрасль Удмуртии находилась под контролем семьи главы республики – Александра Соловьева, который до 2002 года возглавлял тот самый «Удмуртавтодор». При этом у менее крупных компаний, перечисленных выше, помимо общего собственника – Минимущества Удмуртии, было еще одно связующее звено – в их советы директоров входила Юлия Башкова, дочь губернатора Соловьева и – по совместительству – заместитель министра транспорта и дорожного хозяйства республики. Выходцем из одной из этих структур («ДП Ижевское») является и нынешний руководитель «Удмуртавтодора» Александр Корепанов, которого в Ижевске называют близким другом Юлии Башковой.

О том, как выигрывали тендеры аффилированные с властями Удмуртии дорожные компании, местная пресса писала задолго до «дела дорожников», начатого ФСБ осенью прошлого года.

Например, в 2013 году в открытом аукционе на ремонт ижевских дворов участвовали «ДП Ижевское» и еще пять организаций, которые попросту не стали делать каких-либо предложений, обеспечив победу фавориту. Год спустя ремонт ижевских дворов вновь выставили на конкурс, и у «ДП Ижевское» возникло два спарринг-партнера, которые подали более дорогие и заведомо непроходные заявки. В 2015 году у компании наконец-то появились реальные соперники, сумевшие сделать предложения, существенно меньшие по стоимости, чем вечный фаворит. Однако в итоговом протоколе конкурса за «ДП Ижевское» была записана совершенно другая сумма, чем была заявлена при вскрытии конвертов, а на жалобы конкурентов был дан ответ, что оглашающий результаты конкурса «оговорился».

Столь специфический подход к организации конкурсов, естественно, вызывал огромное недовольство других соискателей – коммерческих структур.

Игра против правил

Нелишне напомнить, что рынок дорожного строительства в России максимально дерегулирован – какие-либо формальные преференции для местных игроков в нем отсутствуют. Поэтому крупные дорожно-строительные организации участвуют в тендерах по всей стране, и встретить на объектах в Иркутской области или Подмосковье компанию, зарегистрированную где-нибудь в Дагестане, – это привычная для данного рынка картина.

Удмуртия в этом отношении была явным исключением из правил, а частные интересы удмуртского начальства хорошо прослеживались в сегменте дорожного строительства.

Одним из ключевых элементов «дорожной схемы» стала компания «Автодормостпроект», в совет директоров которой также входила Юлия Башкова. Эта проектная организация тоже регулярно выигрывала конкурсы Миндортранса Удмуртии и муниципальных администраций – только в 2016 году она заключила 45 таких контрактов на общую сумму 166,5 млн рублей.

Основным владельцем «Автодормостпроекта» выступала другая ижевская компания – ООО «Байконур», принадлежавшая бизнесмену Александру Мурашову, бывшему помощнику Александра Соловьева и депутату Госсовета Удмуртии. Эта организация специализируется на поставках минеральных концентратов для дорожной отрасли, в том числе для названных выше дорожных предприятий Минимущества республики, а также для ижевского муниципального предприятия «Дорожное ремонтно-эксплуатационное управление». Руководит последним Андрей Трубицин – зять Александра Мурашова.

Еще один элемент «удмуртской схемы» – до некоторых пор скромная лесоторговая компания «Новые технологии», дела которой уверенно пошли в гору после того, как Александр Соловьев стал главой Удмуртии. В 2014–2015 годах она заключила с подконтрольными Минимущества Удмуртии дорожными компаниями контракты на поставку строительных материалов более чем на 900 млн рублей. Это обеспечило ей завидную для периода экономического кризиса рентабельность: в 2015 году она получила чистую прибыль в 59,5 млн рублей при выручке 476 млн рублей.

Секрет успеха «Новых технологий» был достаточно прост: основатель компании Булат Ахметзянов был давним бизнес-партнером старшей дочери Александра Соловьева Евгении Сирик, владеющей рядом коммерческих фирм. Среди организаций, в число учредителей которых в разное время входила Сирик, значится некое ООО «Соло», занимающееся разработкой гравийных и песчаных карьеров. Едва ли приходится сомневаться, на каких именно стройках использовалась их продукция.

Остается добавить, что гражданский супруг старшей дочери главы Удмуртии бизнесмен Захар Милостивенко был членом совета директоров «Автодормостпроекта» и депутатом городской думы Ижевска.

Кавказский уголок Прикамья

Все эти «тайны удмуртского двора» оставляют стойкое ощущение дежавю, как будто действие происходит в какой-нибудь республике Северного Кавказа, а не в среднестатистическом регионе Поволжья. Однако, в отличие от ряда кавказских республик, где интересам местных коррумпированных элит сложно противостоять без плачевных последствий, в Удмуртии против клана Александра Соловьева очень быстро мобилизовалось местное гражданское общество.

О злоупотреблениях, которые творились в дорожной сфере, в Ижевске было хорошо известно задолго до начала «дела дорожников» благодаря местным независимым СМИ. А само это дело во многом стало результатом деятельности общественной организации «Автомобилисты Удмуртии», которая не раз привлекала внимание к сомнительным контрактам в области дорожного строительства. При этом состояние дорог в республике было, мягко говоря, не лучшим: в последнем рейтинге городов России, составленном Общероссийским народным фронтом, Ижевск по этому показателю занял лишь 66-е место.

С этой точки зрения назначение врио главы Удмуртии активного общественника и сопреседателя центрального штаба ОНФ Александра Бречалова выглядит совершенно логичным решением. У нового руководителя республики, который раньше не имел к ней отношения, уже есть в нем готовая база поддержки – те самые общественные активисты, журналисты и просто неравнодушные граждане, которые не были готовы закрывать глаза на деятельность Соловьева и его окружения.

Другое дело, что Бречалову достался крайне непростой регион в плане отношения местных элит с федеральным центром. Удмуртию никак нельзя назвать республикой с ярко выраженной этнократией (на титульный народ финно-угорской группы здесь, по данным переписи населения, приходится только 28%), но клановость в ней всегда была очень сильна. За это подвергали резкой критике и предыдущего руководителя Удмуртии Александра Волкова, который пробыл у власти почти два десятилетия. По той же линии пошел и его преемник Александр Соловьев. Поэтому третьему Александру – Бречалову – предстоит очень тяжелая работа по искоренению тех традиций региона, которые привели его предшественника за решетку всего за три неполных года.

источник


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.