Золотые самолёты: деньги, взлетающие в воздух

F-35
Современная военная техника дорогая. Очень дорогая! Практически на вес золота. И самое яркое проявление этого — боевая авиация. Мы попробовали разобраться, как же самолёты поглощают столько денег.

Мани, мани, мани

Факт, что боевые самолёты очень дорогие, сейчас кажется самоочевидным — дороже только корабли, но они, в конце концов, большие, из тысяч тонн металла, с сотнями человек экипажа. А истребитель — это средство, которое ведут в бой один-два человека, поэтому цена такой боевой колесницы сразу бросается в глаза. Однако так было далеко не всегда.

В годы Второй мировой войны истребители по цене были на уровне массового танка — бомбардировщики, конечно, стоили больше, но это неудивительно: например, там стояло несколько очень дорогих двигателей, более сложное оборудование, да и в целом уходило больше материала и человеко-часов на сборку. Для примера: перед войной (1938-40 годы) стоимость самого дорогого И-16 в пушечной модификации достигала 135-141 тысячи рублей. При этом более простые пулемётные стоили 90-115 тысяч рублей, а с худшим двигателем (М-25 вместо М-63) и того меньше. Лёгкий танк БТ-7 в те же годы стоил порядка ста тысяч рублей, а дизельный БТ-7М ещё дороже, до 170 тысяч!

На начало войны новейшие истребители Як-1 и ЛаГГ-3 стоили около 200 тысяч рублей, чуть более освоенный в производстве МиГ-3 — 158 тысяч. Для сравнения, Т-34 в 1941 году стоил 250-270 тысяч. Следует отметить, что цифры могут сильно разниться — стоимость военной техники в СССР зависела от завода-изготовителя, и на филиале, только осваивающем производство, могла быть гораздо выше, чем на головном изготовителе.
Золотые самолёты: деньги, взлетающие в воздух

ЛаГГ-3 первой серии в цеху завода

Впрочем, в плановой экономике, да ещё в области закупок вооружения в военный и предвоенный период, цены в безналичных расчётах военного ведомства и заводов (то есть государства самого с собой) имеют мало отношения к обычным рыночным законам. Это тема для профессиональных экономистов, мы в это даже влезать не будем.Лучше обратимся за параллельным примером к образцово-капиталистическим США: на конец войны за истребитель P-51 «Мустанг» просили 52 тысячи долларов. Более простой P-40 «Киттихок» перестали выпускать в 1944 году за 45 тысяч долларов, а P-47 «Тандерболт» стоил 83 тысячи. Танки «Шерман» же, в зависимости от модификации, стоили 45-64 тысячи долларов — и это только средний танк, изначально делавшийся с расчётом на максимально массовое производство (в итоге больше сделали только Т-34). За реактивный истребитель P-80 «Шутинг Стар» брали 72 тысячи долларов. В общем, тенденция явно просматривается.

Из грязи в князи

Как обстоят дела сегодня? Средний западный танк стоит пять-шесть миллионов долларов. В самых запущенных случаях, как, например, с последней модификацией «Леопарда 2» могут накрутить почти до девяти миллионов. Разница с многоцелевыми истребителями больше, чем в десять раз: 50-60 миллионов — это скорее нижняя черта, а у более дорогих стоимость уходит далеко за сотню!

Как же дошли до такой жизни? Резкий рост цен произошёл в 50-е годы, на переходе ко второму послевоенному поколению — усложнилось производство, да и сами самолёты стали больше и «насыщеннее» хай‑теком.

Чем дальше, тем дороже и сложнее.

Например, стоимость бортового радиолокатора F-22A «Раптор», AN/APG-77, — около пяти миллионов долларов. С учётом инфляции он один стоит как четыре-семь «мустангов». Конечно, пересчитывать доллары (не говоря уже о рублях) образца 1945 года в современные деньги — дело неблагодарное. Есть много методик, и все они годятся больше для развлечения. Отнеситесь к этому сравнению просто как к забавной иллюстрации на полях.
F-35
Сохранили значительную долю в цене конечного продукта и двигатели, в которых стали использовать сложные и дорогостоящие материалы, а также высокоточную обработку.

Сделать современный двигатель не проще, чем весь остальной самолёт.

Это могут подтвердить китайцы, долго мучившиеся с двигателями для «сушек» made-in, да и у наших всё непросто — двигатель «второго этапа» для Су-57 сдвигается по срокам «вправо», а первые МС-21 в ожидании отечественных двигателей ПД-14 будут пока летать на американских.

Миллион туда, десяток туда — так и пришли к цене за истребитель в районе сотни миллионов американских дензнаков.

Так золотые или нет?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо разобраться, сколько конкретно стоит тот или иной претендент. Вопрос не такой простой, каким кажется. Сразу оговорим: обсуждать придётся преимущественно зарубежные самолёты — там более открытые госзакупки и экспортные контракты. В случае отечественной техники можно оперировать только приблизительными оценками, основанными на экспортных контрактах.

Но даже с западной техникой всё не так просто. Производители предпочитают публиковать самую простую, базовую цену — так называемую «flyaway cost». Литературного перевода на русский для «цены отлёта» нет. Пожалуй, наиболее близкое по смыслу тут «себестоимость производства конкретной единицы самолёта». Военные — даже свои, родные, закупают не по ней. Любой новый самолёт поставляется с дополнительным оборудованием и запчастями; даже двигатели вполне могут «проводиться отдельным счётом». В закупку также, возможно, включат траты производителя на доработку и прочие кружки для кофе.

Григорий Пастушков
Полевой эксперт в запасе
Недавно был скандал — в Конгрессе поинтересовались так ли ВВС нужны были закупленные за последние годы на 300 тысяч долларов (примерно по 1300 баксов за штуку) металлические кружки для кофе, которыми пользуются в полёте на самолётах-заправщиках и подобных им. Особенно в свете того, что себестоимость замены вроде бы 50 центов… Ой, да что они вообще на гражданке понимают!

«Flyaway cost», разбитый на количество машин в контракте, даёт так называемую «procurement cost». Однако и это ещё не все. Ведь значительные деньги ушли на разработку и испытания — с ними, поровну поделёнными на количество выпущенных машин, мы получаем «program unit cost». Тут уже сразу видно, где зарыта собака — если разработка была сложной, а самолётов выпустили мало, то она автоматически получается очень большой. Именно ею обычно оперируют, когда хотят показать дороговизну.Изучим на живом примере и постараемся-таки добиться того, зачем мы тут собрались, — найти «золотой» самолёт. Далеко ходить не будем, возьмём все тот же «Раптор», благо цифры по нему имеются. Производство продолжалось до конца 2011 года и закончилось на 195 машинах. На конец производства себестоимость — «flyaway cost» — оценивалась в 138 миллионов долларов. Это намного меньше, чем стоило золото, стремительно дорожавшее весь период производства F-22A. На тот период как раз пришёлся пик цены — больше 1700 баксов за унцию. А «Раптор» — самолёт очень тяжёлый для своего класса: пустым он весит 19,7 тонн.
F-35
Однако не играем ли мы в поддавки, выбирая цену самолёта на самом минимуме, а золота — на верхней точке резкого роста? Взглянем на середину производства, условный 2005 год. С учётом цены золота в начале года (порядка 430 баксов за унцию) золотой «Раптор» стоил бы примерно 272 миллиона долларов. Разбитая же на все выпущенные машины цена разработки и доводки — «program unit cost», — как всегда в подобных случаях, очень разнится в зависимости от методики подсчёта. В качестве средней примем цифру в 377 миллионов.В итоге можно уверенно сказать — бо́льшую часть производственного цикла F-22A был значительно дороже своей же золотой статуи в тот же вес. И «подешевел» он только в последние годы его производства, если брать резко поднявшуюся цену золота.

Есть ли другие такие самолёты? Конечно. В первую очередь, это касается машин, у которых была дорогостоящая программа разработки — или же их резко «срезали» в количестве выпущенных. На ум сразу приходит B-2A «Спирит», которых вместо сотни сделали всего два десятка.

Сама привычка сравнивать стоимость самолётов с золотом, возможно, уходит корнями к бомбардировщикам: в январе 1959 года президент Эйзенхауер заметил в послании Конгрессу, что США покупают бомбардировщики, которые стоят столько, словно их сделали из золота, очевидно имея в виду B-58 «Хастлер» (первый сверхзвуковой бомбардировщик).

А вот F-35 на «золотой самолёт» не потянет — и «flyaway cost» кое-как опустили меньше сотни миллионов, и выпустили уже больше трёхсот штук, и производство идёт нарастающими темпами, да и золото сильно подорожало. Ожидают получить в итоге «program unit cost» несколько больше 150 миллионов долларов.

F-35

Что же в России? Вопрос очень сложный, и не только из-за секретности. Разбивать стоимость разработки на десять лётных прототипов Су-57 было бы глупо, даже если бы мы её знали. Модификации Су-27 крупносерийные и разрабатывались на готовой основе.

Пожалуй, главный «золотой самолёт» для нас (в переносном смысле конечно, очень уж он тяжёлый) — Ту-160, который одновременно с B-2 «срезали» в серийном производстве, а потом ещё уничтожили часть парка. Каждый из 16 имеющихся в составе ВКС России — стотонная драгоценность. Отчасти это исправят уже только после возобновления серии.

Александр Ермаков

Читайте также на Информационном портале РФ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.